Вверх страницы
Вниз страницы

Хогвартс: взрослые игры

Объявление

Уважаемые волшебники и гости Хогвартса! Мы рады приветствовать вас на ролевой игре по третьему поколению во вселенной Гарри Поттера. 2024 год. Столь полюбившиеся вам герои продолжают жить, печалиться и радоваться, работать и отдыхать. Их дети уже пошли в школу, иные ее даже почти заканчивают. Именно на их долю придется новый виток истории Магической Британии. Над миром нависла новая угроза: вырождение магии. Мнения, как можно спасти магию, разделились. Детские игры закончились: один неверный шаг, и магия исчезнет из мира навсегда. Какой из методов окажется наиболее верным? Каким путем пойдет вся Магическая Британия? Все это зависит только от вас. Окунитесь в мир магии и чародейства! Волшебство ждет вас!
Новости ролевой:

►Проект в замороженном состоянии.

Личные эпизоды в тренде! »

Объявление администрации от 11.04.2016

Баллы факультетов:
000
000
000
000
Важные ссылки:

FAQ

Акция: Великолепная пятерка

Акция: Дружба Народов

Акция: Нужные персонажи

Акция: Нужные НПС

Акция: Сбежавшие преподаватели

Акция: Тьма и Свет

База прототипов внешностей

Бестиарий

Гостевая

Должности

Жалобы и предложения

Заклинания

Занятые прототипы внешности

Зелья и ингредиенты

Летающие метлы

Магические организации Англии

Магические школы

НПС

Объявления от администрации

Правила

Правила и шаблон анкеты

Прогноз погоды

Расписание матчей

Расписание уроков на 2023-2024

Состав волшебных палочек

Состав квиддичных команд

Список персонажей

Сплетни

Способности

Сюжет

Устройство замка Хогвартс

Чемпионы

Четыре движущие силы

Игровая механика:

Аватаризация

Выяснение отношений

Готовые отношения

Доска почета

Дайсы

Занятые внешности. Заявки

Запись на уроки

Заполнение профиля

Игровые обсуждения и объявления

Начисление баллов

Общая информация по дайсам. Дайс до поста

Общая хронология эпизодов

Отсутствие/уход

Оформление шапки эпизода

Поиск партнера по игре

Почта неигровая

Почта Хогвартса

Распорядок дня

Распределение по кабинетам

Факультетская информация

Хронология альтернативных отыгрышей

Хронология квестов

Хронология эпизодов

АДМИНИСТРАЦИЯ
ПОБЕДИТЕЛИ
►главный администратор, отвечает за квесты, прием анкет, сюжетную линию◄

ЛС►◄ICQ: 572497979

►технический администратор. Отвечает за дизайн и техническую составляющую. Не надо приставать к ней, она у нас одна.◄

ЛС►◄ICQ: 486473368

►модератор профилей и гостевой◄

ЛС

►Выставление баллов и всеобщая любовь◄

ЛС

►Почта и действующие конкурсы◄

Почта Хогвартса

Почта неигровая

Аккаунт для рекламы: Рекламный ворон, пароль: 1111

Наша реклама

Ваша реклама 1.6.

Баннерообмен

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хогвартс: взрослые игры » Настоящее » Некоторые вещи объединяют очень разных людей (с)


Некоторые вещи объединяют очень разных людей (с)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название эпизода: Некоторые вещи объединяют очень разных людей
Дата, время, погода: 2 февраля 2024 года, около 20.00, за окнами уже давно темно
Место действия: Большой зал, далее до кабинета английского языка
Участники, порядок отписи: Монтгомери Моран, Гвендолин Нотт, НПС (позже)
Описание эпизода: иногда чтобы решиться на что-то, нужен знак судьбы. И желательно такой, чтоб потом уж точно не отвертеться.

Отредактировано Montgomery Moran (2016-02-19 13:48:04)

0

2

Рука сама собой вычерчивала на белом листе бумаги набросок фигуры человека. Моран поморщился, когда сидевший за соседнем столом парень сменил положение, но он и так помнил, как тот опирался рукой о стол и наклонял голову. Образовавшаяся на листе череда фигурок в разных позах была еще в стадии набросков, он тренировался рисовать тело целиком, а не только портреты. Это было интересно, еще немного сложно, но помогало отвлечься от лишних мыслей и сконцентрироваться помимо рисования максимум на одной. Именно это ему сейчас и было нужно. После ритуала он уже обрел было душевное равновесие. Странно звучит, но это было так, Моран наконец чувствовал, как внутри словно медленно разжимаются тиски, державшие его в состоянии, близком к истерии, около полугода. Вот только днем ранее в разговоре с подругой он выяснил один факт, который снова запустил тревожный механизм.
Он был уверен, что следствие по делу профессора Джонсона работало со всеми возможными уликами и свидетельствами. В том числе – с неожиданно явившим себя миру призраком профессора, который материализовался в школе после убийства и которого сам Моран много раз видел. Но Линн откуда-то (через знакомую мальчика ее знакомой с другого факультета или как-то там еще, у девочек своя система оповещения, но кто-то у кого-то работал в Министерстве и знал такие подробности) слышала, что у призраков показаний никто не берет и как свидетелей их не учитывают! Это вызвало в голове парня просто сбой системы. Моран не мог понять, как так можно. Человек, которого убили… ну хорошо, он может почти растерять связь с прошлой жизнью, не помнить точно или не знать убийцу, но какие-то детали, решающие в деле, что-то за минуту до смерти, подробность, из которой какой-нибудь Шерлок Холмс вывел бы свою логическую цепочку и вычислил преступника – все это реально можно было узнать у одного из главных участников действа! Но нет же! Почему?! Они даже не пробуют?! Это не давало Морану покоя уже целые сутки. Первой мыслью, конечно, было отыскать «профессора» и расспросить самому. И ведь чтоб вас, уже столько времени потеряно!!.. Ну да ладно, проблема была не в этом. Во-первых Моран был уверен, что один все провалит и не сможет правильно задать вопросы (неуверенность в себе все же оставалась его главной чертой, впрочем он называл ее куда проще – трусость). Кого звать с собой – вопрос сложный. Линн наотрез отказалась участвовать в этом, настучала ему по голове здравым смыслом, сказав, что «его Мишель» давно свободен и снова лезть в это ни с того ни с сего будет верхом идиотизма. В целом, Моран и сам сомневался, стоит ли именно лезть, особенно когда никто его не просил, но то, что многие еще сторонились Ру, словно он мог реально быть убийцей, и шептались за его спиной, перевешивало все сомнения. Впрочем, во-вторых Моран сомневался, что друзья Мишеля не сделали подобного уже тогда, давним-давно, по горячим следам. Второе можно было узнать у них – но тут снова начиналась первая проблема с неуверенностью. «Ну наверняка они сами прекрасно знали, что следствие этим не занималось,» - думал Моран, в сотый раз очерчивая контур силуэта на бумаге. И все же его прямо разрывало от сомнений. А вдруг те тоже сочли, что от недоДжонсона ничего не добиться?.. Это был тупик, который можно было решить только одним способом – действовать. Проблема.
И кажется от того, что он сделает в листе дырку карандашом, она не решится. Тяжело вздохнув и сунув карандаш за ухо, Моран собрал свои листочки, разложенные на его любимом месте для размышлений – в самом конце уже почти опустевшего стола Рейвенкло. Половина народа уже покинула Большой зал, в основном оставались те, кто по каким-то причинам не успел доесть кусок пирога или обсуждал что-то с товарищами. Поднявшись и сунув папку с рисунками под мышку, Моран устало побрел на выход. Ему однозначно надо было попытаться…
Ба-бах! Моран врезается в кого-то, или кто-то врезается в него так, что его отбрасывает в сторону. Папка с рисунками вылетела из рук, сумка съехала с плеча. Моран в шоке замер на месте, пока парень-гриффиндорец, на голову его выше, в компании друзей, тоже остановился, оценивая, насколько зашиб человека.
- Ой, извини, - усмехнулся он, видимо ему было скорее смешно на ситуацию. Кто-то из девочек попытался поднять пару рисунков, а проходящие мимо (и откуда вдруг взялись толпы проходящих, все ж сидели на местах!) перепрыгивали через листы и с интересом посматривали на происходящее.
- Ничего, - устало выдохнул Моран, присаживаясь и начиная собирать свои шедевры, в первую те, что были ценнее – законченным портретам, которые нарисовал на днях и забыл переложить в тумбочку в общий альбом…
Подгребая к себе улыбающуюся Линн, изображенную в ее бальном платье, по пути принимая из рук помогающей девочки что-то еще, Моран потянулся к еще одному портрету, который хотелось спрятать от греха подальше. Да, он был маньяком… Узнав не так давно посредством сарафанного радио, что Гвендолин Нотт – невеста Мишеля Ру, Моран, признаться, был пару дней в легком шоке. И от того, что как-то это проморгал и не узнал раньше, и от самого факта. Нет, ничего общего с ревностью это чувство не имело – маньяком он был слишком умным, чтобы вообще ревновать к тому, от кого ему ничего не надо кроме наличия в его жизни. Но… это было словно еще одним подтверждением, что ему далеко до того круга людей, к которому относились Ру, Нотт, Малфой… Максу просто повезло, что он нашел с Мишелем общий язык. Макс забавный, смышленый, на него невозможно обидеться, к тому же – он настоящий Друг, готовый на многое ради тех, кто по каким-то причинам ему нравится и дорог. Но Моран… слишком забитый, неуверенный, ничем не отличающийся от серого большинства. Не судьба. То, что Мишеля окружают другие люди, и посторонние ему просто вряд ли окажутся нужны… убивало. А Нотт… она была его достойна – она относилась к тому миру, в котором жил Мишель, и в этом мире была, можно сказать, идеалом. Моран всегда видел ее собранной, уверенной в себе, все знающей, и к тому же выглядящей безупречно и ведущей себя как наследница королевских кровей. В каком-то смысле последней она и являлась, хоть и не принцессой, но чистокровной волшебницей… Неважно, где Моран подловил ее такой, какой она была изображена на бумаге – оглядывающейся из-за плеча, бросающей серьезный и немного задумчивый взгляд словно бы на кого-то, окликнувшего ее. Моран редко думал о том, насколько красивы окружающие его девочки, но этот портрет нравился ему. Теперь оставалось только спрятать его и сбежать отсюда…
Листок опустился аккурат на чью-то ножку в туфельке, и Моран уже потянулся, чтоб ухватить его, подняться и линять… когда вдруг что-то дернуло его поднять взгляд на владелицу туфельки. Наверное, примерно так замирал какой-нибудь мелкий грызун, столкнувшись нос к носу с хищником. Кто-то из компании гриффиндорцев присвистнул и все вроде как поспешили ретироваться со словами «мы тут лишние», хотя на самом деле головы их при отступлении были повернуты практически на 180 градусов, пока Моран просто по-идиотски замер, во все глаза глядя на стоящую перед ним Гвендолин Нотт, на чьей туфельке лежал нарисованный им ее портрет… Немая сцена. Народ разбегался, а Моран, у которого в голове промелькнула вся жизнь и который видел ее раньше только с расстояния, понятия не имел, что ему лучше делать – бежать, вставать и извиняться, или помолиться…

Отредактировано Montgomery Moran (2016-02-19 13:49:31)

+1

3

После проведения ритуала прошло всего несколько дней. Гвендолин так и не высказала никому ни одной своей мысли относительно этого дела. Это было решением вполне осознанным - просто не заговаривать первой ни о чем, что касается этого дела. В конечном итоге, изначально ей и вовсе не должно было быть ничего известно об этом. А потому она решила, что вполне имеет право оставить все свои мысли при себе до поры до времени.
Впрочем, и без того, было о чем задуматься: да, они общими усилиями добились свободы для невиновного в убийстве Мишеля Ру, хоть злые языки по-прежнему позволяли себе распускаться на эту тему, что выживало желание лишить их и вовсе возможности шевелиться. Да, Нотт это выводило из себя. Уж чего-чего, а злословия по поводу тех немногих, кто был ей близок, она не могла простить никому и никогда. Это воспринималось ею на уровне личного оскорбления. К тому же, ее нервировал тот факт, что настоящего убийцу так и не нашли и на ее взгляд к этому стоило бы приложить больше усилий.
Гвендолин, проходя по проходу Большого зала, была снова погружена в эти, несколько раздраженные мысли. Она не могла успокоиться на том, что Мишель был оправдан, несмотря на все облегчение и радость испытанные ею в момент, когда он вернулся. Нотт не была бы собой, если бы не жаждала, чтобы поймали настоящего преступника, чтобы правосудие сработало правильно, а не оставило дело в архивах, как нераскрытое. И дело было вовсе не в том, симпатизировала или нет девушка жертве преступления, а в самом факте. В завершенности.
Гвендолин даже не сразу осознала, что чуть не шагнула в "листопад" из рисунков, вылетевших из рук парня, в котором девушка безошибочно узнала Морана, которого толкнул кто-то из гриффиндорцев. Гвендолин собиралась было наклониться, чтобы поднять портрет и протянуть художнику, как внезапно для себя осознала, кто именно изображен на бумаге. Она склонила голову к плечу, глядя на себя, запечатленную на бумаге и наклонилась, опережая парня, подбирая портрет, и поднимая на уровень глаз, некоторое время молча его разглядывая. Потом медленно перевела ледяной взгляд на самого художника.
- Очень мило... - хмыкнула она. Тон был непонятный. То ли язвительный, то ли она и правда оценила его работу и желала похвалить. Темные круги под глазами не прибавляли ей приветливости и ясно говорили о том, что у Гвендолин Нотт была бессонная ночь, полная раздумий.
Отдавать работу она не спешила, еще некоторое время разглядывала себя на бумаге.
- В следующий раз, если вознамеришься меня рисовать, хотя бы поставь меня об этом в известность. - она протянула ему свой портрет, - Или хотя бы постарайся сделать так, чтобы он не летал по Большому залу.

+1

4

Трудно сказать, чего ожидал Моран от мисс Нотт в данной ситуации, но будь у него возможность выбора – он бы выбрал чтобы она никогда ни за что не узнала, что он рисовал ее, подсматривая из-за угла или из-за чьих-то спин. Он реально не помнил, когда и как ловил образ натурщицы, умудряясь при этом не палиться перед ней, и в какой момент уловил этот образ именно таким… но теперь-то уже неважно. Не то чтобы Моран ждал, что Гвен сейчас достанет из сумочки меч или топор и отрубит ему голову (хотя его почти коленопреклоненная поза была бы тут кстати, удобно брать замах, когда тут уже и шею подставили), да и в том, что человек рисует не было ничего предосудительного. Не в купальнике же на пляже она там изображена... Но вот сам факт, что он там тайком что-то чертит и вдруг это вылетает на всеобщее обозрение, ужасал до крайности. И не меньше ужасал факт, что эта девушка – невеста Мишеля. НЕВЕСТА МИШЕЛЯ. Если она или кто-то вдруг решит, что Моран – ее тайный поклонник… вообщем, лучше топором и сразу, чтоб не мучился, не было слухов и еще чего угодно, безболезненно и быстро, пожалуйста…
Примерно эти мысли хаотично метались в голове рейвенкловца, пока Гвен поднимала портрет и рассматривала его с таким видом, что вообще было непонятно, как она относится и к художеству, и к ситуации: раздражает ли ее то, что все вертят на них головами, как ей рисунок, припоминает ли она сейчас какое-нибудь убойное заклинание, или ей вообще все равно. Моран так и сидел с протянутой к пустому месту рукой, и подтянул ее обратно только когда девушка перевела на него взгляд и он осознал, что занесенная над ее туфелькой ладонь тоже не лучший вариант. От взгляда Гвен все внутри заледенело от ужаса – он по прежнему не понимал, хочет она его прибить, или ей без разницы. Глаза у этой девушки были… в своем стиле выразительные. Не такие как у пары его одноклассниц, которые могли завлечь любого парня, лишь стрельнув глазками, не такие как у Линн – добрые и смеющиеся, в которых Моран всегда умел читать ее настоящие чувства. У Гвендолин Нотт взгляд был острый, ледяной, но от того совсем не безжизненный, как порой бывало, когда девушки пытались играть в Снежную королеву. А от ее тона у Морана по спине побежали мурашки. «В смысле… ?» - мозг тщетно пытался осознать оценку и отнести к плюсу или минусу. Судорожно сжимая в руке папку с уже собранными работами, Моран поднялся на ноги (а то как-то уже странно выглядит) и еле-еле выдавил:
- С-спасибо…
То, что они были одного роста (чего он прежде не мог заметить, ибо близко не подходил) немного приободряло – если бы она была выше, он выглядел бы еще более жалко, если он – у него возникло бы желание пригнуться под ее взглядом.
- Х-хорошо… - промямлил Моран, принимая из ее рук рисунок, пока в голове судорожно подбирался вариант извинений. – Прости, я… это больше не повторится. В смысле, - поправился Моран, осознав, что непонятно выразился, - он не будет летать, нигде, - он неловко замолчал, и, чувствуя себя полным идиотом, добавил: - И если еще соберусь тебя рисовать – предупрежу…
«Ну прям вообще, шикарно…» Он не знал, что еще добавить к той иллюстрации неуверенности в себе, которую только что выдал, и несколько секунд просто смотрел на Гвен. Неожиданно начиная понимать, что нарисовать ее снова не отказался бы… Моран не обращал внимания на девушек в том смысле, в котором это делали остальные, нормальные мальчики, но сейчас не мог не отметить про себя, что невеста Мишеля действительно красива… Стоп-кадр рисковал наскучить ей, и Моран, сам от себя не ожидав, произнес:
- Если он тебе понравился, я могу его тебе подарить.
Без особой надежды на успех – больно нужны ей всякие дилетантские рисунки. Но все же он не спешил убирать его, готовясь протянуть обратно ей, если она согласится. «Мог бы и вовсе не забирать… Интересно, что подумает Мишель, если узнает, что я творю...» Вообщем-то, он ничего такого не творил, дело было скорее в том, кто именно фигурировал здесь помимо него. Сейчас Моран чувствовал, что после этой эмоциональной встряски все иные сомнения не имеют ни малейшего значения. Ему по барабану, что он будет делать дальше. Она его не прибила. В большей степени Нотт могла прибить конечно не вручную и даже наверное не заклинанием, а словами. И она этого не сделала. Пока. Ну наверное и не планирует уже…

+1

5

На неуверенное спасибо, староста Слизерина ответила четким и отдающим металлом: "Не стоит благодарности".
Нотт продолжала безжалостно буравить его взглядом, пока он говорил. Ей было любопытно, что еще он выдаст.
Проходившие мимо любопытствующие ее раздражали неимоверно, но девушка не прерывала зрительный контакт с Мораном. Вернее - не переставала пристально смотреть на него, будто могла таким образом приковать к месту и призвать к ответу. Наверное, со стороны это так и выглядело. Наверное поэтому проходящие мимо с таким интересом наблюдали за ними. Девушке это не нравилось, было неприятно, но внимание переключать и не подумала.
По мере того, как Монтгомери говорил, левая бровь Гвен чуть приподнялась и изогнулась.
"Как мило... мне пообещали, что мой портрет не будет нигде летать." - язвительно подумала она, скрестив руки под грудью, - "И меня даже предупредят... Подумал, что я зла на него? Похоже на то..."
Это были, пожалуй, самые нелепые извинения, за исключением, разве что тех, которые были ею услышаны от Альбуса. На самом деле, Гвен не сердилась, но неуклюжие извинения парня пробудили в ней некий выработанный отчасти из-за Поттера рефлекс: "раз извиняется, значит чувствует себя виноватым, значит - есть за что, а значит и я могу вести себя так, будто есть, на что злиться".  Было очевидно, что Моран испытывает неловкость и наверняка желание провалиться сквозь землю, хотя по факту ничего ужасного не совершил.
Гвендолин намеренно не стала прерывать повисшую между ними на несколько секунд тишину. Ей было интересно, скажет ли он что-то еще или просто развернется и сбежит. Она знала, что если прозвучат извинения, она окончательно осознает себя хозяйкой ситуации и... это к чему-то нехорошему приведет. Его. Но прозвучавшая фраза заставила Нотт сбиться с мысли, взгляд стал чуть менее острым, а руки даже визуально слегка расслабились.Вряд ли Монтгомери мог предположить, от каких страшных мыслей Гвен уберег себя.
- Подарить..? - подняла уже обе брови Гвендолин, нарушая таки молчание со своей стороны, - Серьезно? - второй вопрос прозвучал уже более привычным, более холодным и менее удивленным тоном, а потом на губах и вовсе заиграла чуть ехидная улыбка, - Ну подари, раз не жалко...
Гвендолин смотрела ему прямо в глаза, чуть щуря свои, а потом сказала тихо и четко.
- И если собираешься дарить, давай уйдем с прохода. - тон был явно не терпящим возражений.

Отредактировано Gwendolyn M. Nott (2016-03-18 06:07:06)

+1

6

Попытки читать мысли Морану все-таки категорически не удавались. Он, хоть убейте, не мог понять, что на самом деле думает Гвен помимо логичных и исчерпывающих фраз, которые, наверное, произнесла бы любая девушка на ее месте… Ну правда может другая произнесла иначе, кто-то захихикал бы, кто-то рассердился, кто-то отреагировал спокойно, кто-то с интересом. У Нотт в начале была капля интереса к рисунку, потом прохладный совет из серии «как не бесить даму», а теперь словно бы удивление или ожидание – что еще скажет в свое оправдание Моран. Тот и правда поначалу был уверен, что она скорее злится… Впрочем, он реально не осознавал, от чего его спасло неожиданно отключившееся желание просить прощения. Может, все-таки сработало то, что с невестой Мишеля хотелось наладить контакт не только из серии «я как-то раз долго перед ней извинялся», а, допустим, разговориться и перевести тему на живопись. В идеале. В мечтах. Несмотря на то, что у Морана внутри снова все сжалось от ее чередующихся немного удивленных вопросов, он приложил все усилия, чтобы не начать говорить то, что по инерции тут же завертелось на языке, и только кивнул. Голова показалась тяжелой, как гиря… Однако, девушка даже согласилась на такой удивительно щедрый жест с его стороны. Обрадованный Моран позволил себе улыбнуться. Хотя когда она чуть прищурилась, все еще не отпуская, иначе не скажешь, его своим взглядом, его снова словно обдало морозцем. От ее глаз – и от негромкого голоса. Но это не меняло того, что паника кролика перед удавом постепенно сходила на нет. Моран как всегда быстро пугался – но и быстро начинал верить, что все хорошо. Эмоции через край…
- Да, - быстро кивнул парень, подчиняясь вежливому приказу, - давай, - он обернулся к дверям зала и добавил. – Мне показалось, ты тоже шла на выход, если так – могу немного проводить, - он попутно другой рукой сунул папку с остальными рисунками в сумку. Хвала богам – не промазал и не устроил второй залп живописью по периметру прохода.
Помимо прочего у него все никак не выходила из головы одна мысль… буквально только что он думал о том, что теперь – пока ощущение «мне все по силам и море по колено» не прошло – стоило бы этим воспользоваться. Это очень удачно наложилось на то, что Нотт очень и очень ассоциировалась у Морана с тем самым кругом общения Мишеля, который, как он думал, уже мог опередить его догадку про призрака. Он знал, что они пытались помочь Ру, когда того арестовали, но не знал, как именно. Лезть с этим к Мишелю сразу было то не к месту, то страшно, то не находилось заранее ответа на логичный вопрос, который тот может задать: зачем тебе это надо, мальчик? А лезть с этим к Мишелю не сразу было уже неловко – так долго медлил… Вообщем-то, мысли Морана вновь были его главным врагом. Но сейчас он видел шанс кое-что исправить в своем положении, коль скоро судьба столкнула его с Гвен.
- И кстати, - произнес он, делая первый шаг в сторону выхода, - я хотел бы кое о чем поговорить. То есть скорее спросить, - стоило перейти к делу, и паника в его голосе сменилась сосредоточенностью и уже загорающимся интересом. – Если, конечно, у тебя сейчас есть время и желание. Это не срочно, но возможно важно.
Морану как-то и в голову сейчас не приходило, что Гвен может счесть, что разговор пойдет про ритуал. О том, как они тогда первый раз относительно познакомились, он сейчас вовсе не думал.

+1

7

Гвендолин не оставляло подозрение, что Морану от нее что-то нужно. Только она никак не могла понять что. Во всяком случае, приравнять странности его поведения к чему-то привычному никак не выходило. Нотт чувствовала, что он сам же ей и расскажет, как только окончательно перестанет чувствовать угрозу.
- Проводи. - скорее снова плотоядно, нежели благодушно, улыбнулась девушка и обошла его. Спину она по своему обыкновению держала настолько прямо, что создавалось впечатление, что она проглотила палку. Выходя из зала - чуть повернула голову к плечу и краем глаза приметила, следует ли за ней Монтгомери. А тот как раз подал голос снова и на этот раз тон его не был испуганным, а довольно серьезным. Гвен это заинтересовало, как и сама формулировка, - Возможно...важно? Это как? Ты сам не уверен, что оно важно? - она усмехнулась, хотя уже решила, что и времени и желания у нее достаточно, чтобы уделить их нестандартному подходу Морана к вопросу об общении. Тем не менее, судя и по интонации и по взгляду - она ждала, что на это вопрос ответит ей собеседник. Сама Нотт не могла догадаться об этом даже приблизительно. - А если не важно, то ты как-то собираешься компенсировать зря потраченные время и желание, м? Придумай, как...- она продолжала то и дело бросать не слишком прямой взгляд на лицо парня, наблюдая за реакциями на свои слова. Не будь Гвендолин Нотт тем, кем являлась, можно было решить, что поведение ее похоже на флирт. Но ничего общего: просто любопытство и немного веселости, которую вызвали манеры Монтгомери.
Гвендолин не пришло в голову, что разговор пойдет про ритуал. Просто потому, что ей не казалась формулировка "возможно важно" достаточной для каких либо событий или деталей того дня. Таким образом, Гвендолин просто терялась в догадках, хотя предполагала, что так или иначе тема беседы будет связана с Мишелем.

+1


Вы здесь » Хогвартс: взрослые игры » Настоящее » Некоторые вещи объединяют очень разных людей (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC