Хогвартс: взрослые игры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Silentium est aurum.

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Название эпизода:
Silentium est aurum.

Дата, время, погода:
4 декабря, 16.45, ясно и морозно

Место действия:
От школьных коридоров до прогулки у озера.

Участники, порядок отписи:
Скорпиус Г. Малфой. Айра В. Раду.

Описание эпизода:
Говорят, молчание — золото, но и золото может стать ядом, если долго копить его в себе.

0

2

Ясный солнечный свет спокойно проникал сквозь чистые стёкла кабинетных окон, но не давал ощущение тепла. Хотя настоящие морозы ещё не ударили, улица за окном выглядела холодной и неуютной. Впрочем, кабинеты немногим отличались в лучшую сторону. Несмотря на то, что все камины в старом замке исправно топились, Малфой ощущал холод, а заклятья, которые обычно эффективно с ним справлялись, не помогали. Холод преследовал Малфоя, он просочился в его кости и в любой момент мог пройти по коже волной ледяных мурашек. Он был везде: в бесконечных школьных коридорах, в освещённом огнями тысяч свечей Большом Зале, в гостиной Слизерина, никогда ещё не казавшейся такой неуютной и тёмной, в его собственной спальне, под нагретым домашними эльфами одеялом. В каждом закутке этого замка таились холод и мрак.
Скорпиусу не было страшно. Весь лимит собственного страха он исчерпал в том коридоре. Когда свет перед его глазами рассеялся и юноша увидел, что твари исчезли, страх будто бы покинул его. Скорпиус сразу же нашёл Гвен и удостоверился, что она не пострадала. К тому времени, пришедшие в себя преподаватели взялись развести учеников по гостиным факультетов. Мисс Раду вместе с теми, на кого воздействие тварей оказалось слишком сильным, чтобы его можно было проигнорировать, сопроводили в лазарет. Скорпиус прошёл вместе с ними. Ему хотелось убедиться, что с практиканткой чар всё в порядке, но, в конечном итоге, он так ничего толком не выяснил.
Взяв в лазарете несколько бутылочек с успокаивающим зельем, Скорпиус раздал их старостам на тот случай, если среди тех, кто побывал в коридоре, случиться запоздалый приступ паники или бессонницы. При встрече с Доминикой он коротко рассказал о происшествии и проинструктировал её на случай, если нечто подобное произойдёт с ней. Теперь уже было однозначно известно, что Хэллоуин — не единственное время, когда может появиться девочка, а, значит, риску подвергались все, и скрывать что-либо даже под самым благовидным предлогом было не просто нецелесообразно, но и преступно. Тем не менее, Скорпиус не вывалил на Доминику всё: весь пережитый им ужас, всю кошмарность этих созданий, свой гнев на замявшихся, нерасторопных, откровенно глупых участников семинара и подоспевших спасателей. Он просто не смог пока поделиться своими переживаниями и ограничился только голыми фактами.
Вернувшись в гостиную, куда подали какао, Скорпиус довольно вяло отвечал на возникающие у друзей вопросы, и, когда все разошлись, ещё долго сидел сперва у камина, а потом перебравшись на подводный балкон. Ему совсем не хотелось спать. Мысли переполняли его голову, то возвращаясь к событиям Хэллоуина, то к мисс Раду, то к семинару. Несколько раз он даже порывался снова подняться в лазарет, но понимал тщетность таких порывов. Ученикам сказали оставаться в гостиных. Вряд ли, как считал Скорпиус, это могло их уберечь, но спорить со взрослыми, пытающимися восстановить иллюзию порядка, наверное, не стоило, и юноша ждал утра.
В итоге, Скорпиус одним из первых спустился на завтрак. Он ожидал, что будет какое-то объявление: сообщение о случившемся, принятые меры или даже объяснения, но ничего толком студентам так и не сказали. Старосты, к слову, узнали немногим более, и подобной информации Малфою было явно недостаточно. Единственное, что его порадовало, это сообщение о том, что мисс Раду оказалась достаточно здорова, чтобы покинуть лазарет. Поговорить с ней с утра ему не удалось, и он с нетерпением ждал вечера.
Весь день тянулся вялой рутиной, удивляющей Скорпиуса сильнее, чем если бы в школе случилась паника. Он вряд ли бы проникся особым уважением к дирекции школы, внезапно устроившей эвакуацию, но подобное молчание и показное спокойствие казались ему не менее преступными. Юноша едва высидел все уроки и сразу, после звонка, принялся собирать свои вещи.
Мисс Раду, — Скорпиус догнал девушку в коридоре. — Вы сейчас заняты? Не могли бы вы уделить мне немного вашего внимания?

+1

3

Ох если бы я смогла описать те чувства, которыми я была окружена в те дни - я бы это сделала. Слова до сих пор не ложатся на лист, но разговор состоялся. Ветер и друг сохранят мои тайны.
6.12.2023
Все случилось слишком быстро, по крайней мере Варвара считала именно так. Еще утром третьего числа она узнала замечательные новости о том, что бабушка действительно была связана с темной силой, что необходимо будет поехать домой, а там отец и сопутствующие факторы помогут разобраться во всем. Она очень верила в это, ведь корсет, что все также был на ней, ужасно мешал ей жить. Это были оковы, от которых не избавиться, которые ограничивали ее всю, хотя страх Айры, что волшебные силы ее исчезнут, не подтвердился. Она и корсет жили вполне себе обыденной жизнью, он словно бы даже поддерживал ее, скорее всего это происходило потому что сила этого "подарка" была такой же темной, как и силы румынской волшебницы.
Все что случилось потом, на дополнительном занятии по Другой магии, перевернуло мир с ног на голову. Волк и девочка, девочка и волк. Раду снова чувствовала тот панический страх, который смогла наконец успокоить после встречи с "драконом". Кроме того, теперь девушка знала, что "подарок" реагирует на эту темную силу, да так что дышать становится почти невозможно. Именно поэтому практикантка потеряла сознание там в коридоре и финал всей борьбы был ей неведом. Она конечно уже узнала, что именно случилось тогда, правда Варвара пока не была в курсе последствий, которые обрушились на Катца. Практикантке и без этой ужасной новости хватало размышлений и неразберихи в чувствах. Ведь кроме страха, в ее сердце жило совсем другое волнение, которого до этого она не знала и не принимала. Девушка снова побывала в руках у колдомедика и это ее совсем удивительным образом тревожило. Не по-плохому, а как-то очень странно, что она не смогла бы описать это простыми словами. Чтобы не думать об этом, волшебница решила для себя, что виной тому стыд из-за того, что она часто бывает там и нуждается в помощи, хотя сама Айра прекрасно знала, что все совершенно не из-за этого, а из-за чего-то другого. Пока она не могла в этом разобраться.
Так как кроме обморока и усталости Раду в целом была здорова, отпустили ее быстро и уже на следующий день она помогала вести уроки, даже не задумываясь о том, как же все остальные, как же дети, для которых все произошедшее стало тем еще шоком. Практикантка хоть и была ответственной девушкой, но она никогда по-серьезному не была в ответе за кого-либо, также как у нее никогда не было слишком близких друзей, чтобы брать за них и переживать. Сердцу Варвары не были знакомы подобные чувства, она только открывала в себе их и поэтому только в момент, когда Скорпиус позвал ее после урока до девушки дошло, что даже на мгновение у нее в голове не появилась мысль о том, как же там все остальные, все ли в порядке. Нет, Айре не стало за это стыдно, скорее стало интересно, почему же так случилось, впрочем сейчас она готова была исправить ситуацию, ведь давно хотела поговорить с Малфоем. Он все-таки был ей другом, пускай девушка до самого конца этого еще не понимала.
- Да,- она кивнула,- Тогда если не против, может мы пройдемся к озеру. Мне хочется на воздух,- спокойно отозвалась Раду и теперь следовала к выходу из замка не одна,- Скажите, как вы все вчерашнее пережили? Все ли в порядке? И... спасибо, что вчера мне помогли,- с некоторой заминкой, но вполне искренне добавила девушка.

+1

4

Скорпиус согласился прогуляться. Более того, он даже удивился, как ему самому раньше не пришла в голову эта идея! В замке он не чувствовал себя в безопасности, если девочка и тварь могут спокойно бродить по коридорам, ничего не мешает им зайти в гостиную или спальню. Скорпиус старался не думать о таком, подобная мысль была опасна, от неё до откровенной паники оставался всего лишь один маленький шаг.
— Нормально, — Малфой пожал плечами. — Вы знаете, со мной нечто подобное происходит не в первый раз. Правда, тогда не было этого чёрного волка... или пса? — он на минутку задумался, как будто само определение вида этого создания дало бы какие-то ответы. Конечно, Скорпиус не думал, что это так. Честно говоря, об этом существе он вообще мало думал. Не всё ли равно, сколько таких тварей бродит по замку, если и одной достаточно, чтобы навести ужас? К тому же, по сравнению с маленькой девочкой, тёмная псина казалась  почти естественной, почти нормальной, убиваемой.
Как он и думал, на улице оказалось довольно холодно, хотя и недостаточно, чтобы пошёл снег или по-настоящему замерзло озеро. Так как осадков давно не было, территория замка представляла собой довольно унылый, но сухой пейзаж. Юноша поправил тёплую мантию и поёжился, но всё же ощутил себя свободнее. Несмотря на надвигающийся вечер, холодный ветер и низкие температуры, ему стало по-настоящему легче. Как-то само вышло, что в своей прогулке они направились прямиком к озеру. Скорпиуса это вполне устраивало. Ему бы не хотелось, чтобы кто-нибудь вольно или невольно подслушал их разговор. К тому же привычный пейзаж успокаивал. Самое страшное, что таилось под этой гладью, было гигантским кальмаром. И, насколько Скорпиус помнил, эта тварь не имела привычки нападать на людей.
«Может, придумать повод и съездить домой?»
Малфою никогда не мешал естественный полумрак гостиной Слизерина, не мешал ему и холод, который царил в подземелье, но после происшествия обычная уверенность, которую юноша ощущал на своей территории, неожиданно покинула его. Он не боялся в привычном смысле этого слова. Скорее всего, он был на грани, и только небольшого толчка не хватало, чтобы Малфой впал в панику или гнев. Гнев являлся не менее естественной реакцией на ужас, чем паника. Гнев на девочку, на дирекцию школы, которая ничего не делала, на преподавателей, у которых ничего не получалось, на Варвару, что-то явно утаивающую, и, в конце концов, на себя.
— Я никогда не считал патронус таким уж полезным заклинанием. В конце концов, дементоры встречаются не очень часто. Удивительно, что мысль о патронусе посетила именно меня, и ещё более удивительно, что, несмотря на его эффективность, никто не воспользовался им, — Скорпиус нахмурился и крепче сжал зубы. Он определённо говорил что-то не то. Если быть точнее, он готов был проговорить всё, что произошло тогда в коридоре, начиная от момента появления тёмной силы. Самое смешное, что больше всего его злило не само даже явление, а бездействие, слабоволие, вялость окружающих.
«Этот пёс выл», — вспомнил Скорпиус, но почему-то ему казалось, что даже без пса большая часть застрявших в коридоре волшебников вела бы себя также: застыла и мечтала бы, чтобы их спасли.
— После первого раза, когда ничего не произошло, я тешил себя надеждой, что девочка появляется только на Хэллоуин. Может быть, нам просто не повезло оказаться в том коридоре в какое-то определённое время. Я много думал об этом, и почти убедил себя, — Скорпиус снова оборвал себя. Возможно, об этом и стоило поговорить, но не сейчас.
Вчерашняя встреча для вас ведь тоже не была первой, — произнёс юноша, даже не пытаясь вплести вопросительные интонации в своё утверждение. — Вы знали её, вы её боялись, вы знали, что она появится. Откуда? Не только ведь из-за моего рассказа.

+1

5

Именно потому что все происшествия с темной силой начинались в замке, Варваре так хотелось вырваться на улицу. Легкий мороз бодрил и навевал воспоминания о школьных годах, но сейчас совсем не о них думала девушка, а о том, как же могла она позабыть обо всех, она ведь в ответе за детей, за учеников, а мысли о них у практикантке появились только теперь при виде Малфоя, который очень сильно помог ей в том коридоре.
- Да, я помню тот ваш рассказ, ведь мы провели с вами тогда тот ритуал, но вас он не должен был никак затронуть,- она задумалась, замерев на мгновение и уверенно кивнула. Волшебница точно знала, что защитила Скорпиуса в тот ритуале, даже с тем, что сила с которой они имели дело была сильна, она не должна была обращать пристального внимания на Малфоя, по крайне мере не из-за проведенного ритуала призыва. Все последствия легли на саму Раду и она это прекрасно понимала,- Волк, это точно был волк,- практикантка не знала откуда в ней это уверенность, но просто словно этот факт жил в ее голове и сердце. Та тварь, что появилась первой, была волком, но она не была столь же страшной, как девочка, от которой Варваре очень хотелось убежать, но она пока не могла, ведь все также оставалась принцессой того "дракона".
Дорога к озеру оказалась почти пустынной. Мало кто гулял вечером в холодный понедельник, да еще и к озеру, где было немного холоднее, из-за открытого пространства. Варвара была бледна, но легкий мороз заставил ее щеки слегка покраснеть и девушка стала выглядеть более живой, но все такой же заторможенной и задумчивой. Но это вряд ли удивило бы слизеринца. Он достаточно много общался с Айрой, чтобы удивляться такому, тем более после шокирующих событий.
- Патронус...,- задумчиво протянула практикантка внимательно посмотрев на Скорпиуса,- Нет ничего удивительного, что вы смогли. В вас нет как таковой тьмы, несмотря на прошлое и ваших предков. Мне кажется вы не выбрали еще свой путь,- она покачала головой,- но я могу ошибаться, я плохо разбираюсь в людях, но о тьме я говорить могу с уверенностью. Я ее чувствую, как нечто мне родственное,- Варвара сделала еще одну паузу и добавила,- Все мы разные, - она задумалась о теории этого белого заклятия, ведь практика ей никогда не удавалась. Говорят, что творя его, нужно вспомнить все самое светлое и доброе, что с тобой происходило, а чаще советуют вспомнить любовь. Раду не были в особенной мере знакомы эти чувства. Подумав об этом она снова посмотрела на юношу и спросила,- Вам ведома любовь?,- зная ту сухость интонаций, которая была присуща практикантке, можно было удивиться, ведь этот вопрос был задан немного робко, неуверенно, словно о таинстве, которое могут постигнуть лишь избранные. Возможно, не будь собеседник Варвары сам такого небольшого возраста, он бы в мгновение понял, что рядом с ним очень юная особа, лишь пытающаяся казаться взрослой. Но мгновение и следующие слова Скорпиуса заставили вернуться ее в привычное свое состояние
- Да. Я хотела с вами поговорить об этом и раньше, но вся ситуация с Мишелем, ваша занятость и решила что не стоит. После нашего того ритуала, а я думаю что это связано с этим... а еще с моей бабушкой, но все по порядку. Так вот эта девочка меня нашла, ночью с десятого на одиннадцатое число того месяца. Это словно была игра, иллюзия, но она меня чуть не убила, если бы не профессор который меня спас от нее, но он ее скорее спугнул,- девушка сглотнула,- она мне оставила "подарок", на мне корсет, в который она меня нарядила. Когда она появилась в коридоре, даже чуть раньше он снова начал стягиваться, не позволяя мне дышать. Сознание я потеряла из-за нехватки воздуха, чем из-за влияния всех этих темных сил и моих действий. Заклинания конечно были сложными, но я вполне спокойно выполнять могу их,- очень четко и без лукавства девушка расценила собственные силы.

+1

6

С самого начала слова мисс Раду насторожили Малфоя. Его не должно было что-то затронуть. А кого-то должно? Кто-то его защитил? И сделал это, ничего не сказав?! Скорпиусу подобный расклад определенно не мог понравиться. Конечно, он ценил собственную безопасность превыше всего, но жертвенность, тем более, тайная не вызывала в нём ни слепой благодарности, ни доверия. Ему не нравилось не понимать все риски, подвергать близких и дорогих ему людей угрозе и даже не догадываться об этом!
«Надеюсь, я не прав», — подумал юноша, с силой сжав челюсти, чтобы не возмутиться в голос. Он уже догадывался, что происшествие с мисс Раду, её слабость и бледность — его ошибка. Уже почти осознал это, но всё ещё не готов был смириться.
— Волк, так волк, — согласился юноша, небрежно пожав плечами. Существо, действительно, было похоже на голодного волка-людоеда. Скорпиус хорошо помнил его тело, словно сотканное из тьмы, глаза и пасть. Он не был уверен, что видел её — красную, клыкастую, бездомную пасть зверя, — но прекрасно представлял себе, какой она должна быть. От этих воспоминаний его вновь пробирал озноб и в ушах звучал отдалённый вой. Пожалуй, это раздражало Малфоя сильнее всего. Ему не нравилось слышать то, чего нет.
Нет, я немного о другом... — Скорпиус вздрогнул и неожиданно для себя смутился. Он понимал и был готов к тому, что практика тёмной магии оставит свой след и, рано или поздно, лишит его возможности использовать некоторые чары. Вместе с тем, юноша понимал и то, что, на данный момент, он подступил к краю, но ещё не пересёк черту. Его удивило не то, что заклинание сработало, хотя и не в полную силу. Его удивило, что никому, не пришло в голову воспользоваться данными чарами или хотя бы повторить удачный опыт. Это же так естественно в подобной ситуации использовать положительный результат, а не выдумывать что-то своё!
Но да, ведома, — более уверенно произнёс юноша и улыбнулся. Его позабавило серьёзная пафосность этого слова, сочетающаяся с почти неуловимой робостью. — Тогда я думал о Доминике, и это сработало. Я почти готов поверить, что она сама каким-то непостижимым образом использовала чару и защитила нас. Вой, общая паника, та девочка — может быть, никто другой просто не смог повторить, — Скорпиус усмехнулся, раньше он не был склонен нести романтичные бредни, но, похоже, это заразно. Любовная лихорадка Ноттов, собственные чувства и, наконец, Доминика окончательно размягчили его. Впрочем, может быть, что он просто ищет успокоения в светлых мыслях.
«Надо будет сказать Доминике о том, что она меня спасла», — подумал Скорпиус, представляя реакцию девушки: беспокойство, смущение и проступающая через них радость. Стоило ему начать говорить, стоило немного признаться, и стена молчания рухнула. Чем бы ни кончилась эта неспешная прогулка, она уже помогла.
— Вы не должны были скрывать от меня, Варвара, — тихо произнёс Малфой. Он хотел разозлиться, но беспокойство оказалось сильнее. — Мне не стоило вас впутывать в это дело, но вы, тем более, не должны были молчать, — он хмуро вглядывался в гладь озера, пытаясь осознать сказанное. Девочка снова играла. Как и с ними, в иллюзии. И снова кому-то достался её подарок.
Честно говоря, не думаю, что кто-либо в школе может считать себя не впутанным в эту историю. Я надеялся, что девочка исчезла после Хэллойна, но, видимо, что-то позволяет ей здесь находиться. Как вы думаете, её кто-то привёз с собой? Я уверен, что раньше ничего такого в Хогвартсе не было... И что вы говорили про свою бабушку? В тот раз ранило Мишеля, теперь вас... Вам не кажется, что ей нравятся некромаги? — Скорпиус, скорее, пытался пошутить, чем был серьёзен, но, задав вопрос, не мог не задуматься: два некромага в Хогвартсе и оба пострадали от одной твари.

+1

7

Варвара и не могла бы подумать, что кого-то задела тем, что вот так вот в ритуале защитила, позволив поучаствовать в призыве, но только лишь поучаствовать. Ситуация была сложнее, чем сама Раду могла себе представить и только через несколько дней ей удастся получить тот большой кусок информации, который откроет ей глаза на многое, но всех ответов не будет получено, зато станет понятно, что чудовищная случайность всему виной.
В любом случаи она знала, что поступила правильно и не собиралась оглядываться назад. Девушка понимала, что все случившиеся если ее не изменило, то подтолкнуло к перевоплощению, раскрытию, к тому, чего она всегда боялась, но возможно очень желала. Оставаясь, при всем своем темном сердце, желающей испытать настоящие чувства юной девушкой.
- О чем же тогда?,- спросила удивленно практикантка, немного ежась от холода, решив, что когда она побывает дома, обязательно захватит ту очень теплую и уютную мантию, а пока приходилось обходиться тем, что есть. Впрочем, если станет совсем холодно, можно будет согреть себя заклинанием. Айра никогда не думала о том, как же удобно быть волшебницей.
- Несмотря на то, что мне не удастся это заклинание, я с точностью могу рассказать о его теории. Я думаю, что вы на самом деле защитили им нас, именно поэтому вой нас не пронял, по крайне мере по началу, именно поэтому влияние сил было не так велико. В окружении страха, паники очень сложно сотворить патронус. Нужно иметь мужество и уметь концентрироваться, отрекаться от происходящего вокруг безумия, углубляясь вот в такие свои воспоминания,- достаточно четко, как всегда, но с весьма большими паузами между фразами рассказала Варвара то, что сама знала, но никогда не чувствовала,- Скажите ей спасибо,- задумчиво добавила Раду, задумавшись о том, а спасали ли кого-нибудь вот так мысли о ней. Эта мысль жила в голове лишь несколько секунд и была отвергнута твердой рукой, такой какая бывает только у палачей.
- Я сделала, то что сделала и это только мое решение и моя вина,- совершенно спокойно произнесла девушка, серьезно смотря на хмурящегося юношу. Ей были не по нраву такие его выводы, ведь ее правила жизни исключали извинения и оправдания, но все же она постаралась смягчиться и добавила,- Я не говорила, потому что считала и считаю это правильным. Всему свое время и время для этого разговора настало,- шумно выдохнув, от чего-то грустно улыбнувшись пару, что шел изо рта при таком морозе. Варвара действительно менялась и это чувствовала каждой клеточкой своего тела, своей души и своего темного сердца.
- Хм... я и не думала о некромагах,- этого открытия для себя девушка еще не делала. И если все связано с бабушкой, а это была именно та которая тоже общалась с этими темными искусствами, это значило то, что возможно Малфой прав и стоило взглянуть на все и с этой стороны тоже,- Я думаю, что существует вещь, артефакт или нечто подобное, что выпустило эту "девочку" на волю. Самым страшным будет то, если эта сила сломала свою клетку, а не просто выбирается наружу погулять. Впрочем по порядку. Бабушка,- девушка замолкла буквально на полминуты. Ей все еще требовались силы, чтобы вспоминать ту ноябрьскую ночь,- Когда я играла роль принцессы с этой девочкой, она называла меня по фамилии и только так. А когда профессор позвал меня по имени, именно тогда ее что-то смутило, кроме того отчищающего волшебства, которое творил он, и она словно растерялась и исчезла,- Варвара не стала уточнять, что это все ей известно только по рассказу, потому что последние пару минут общения с "драконом" она не помнила,- Я написала письмо отцу. Он мне сказал, что нужно поговорить о моей бабушке, о его матери и он что-то знает. Я скоро побываю дома, но пока подробности мне неизвестны.

+1

8

— Вы косвенно ответили на мой вопрос, — улыбнулся Скорпиус. — Несмотря на то, что я способен сотворить эту чару, материального патронуса у меня нет. Меня никогда это особо не печалило, хотя, признаться, после происшествия я чувствую... лёгкое разочарование. Неужели у тех, кто практикует тёмную магию, нет защитных или атакующих чар аналогичного действия? Впрочем, я снова отвлёкся, — юноша выдохнул, собираясь с мыслями. Бессонная ночь давала о себе знать отсутствием должной сосредоточенности. Эта манеру говорить сразу обо всё тоже можно было отнести к внезапной бессоннице. Он устал, у него уже начинала болеть голова, а в глазах была неприятная сухость, но прохладный и влажный воздух быстро наступающего вечера действовал умиротворяющим образом. Скорпиус даже подумал, что ему бы хотелось, чтобы выпал снег.
— Среди тех, кто ходит на семинар, немало учеников, способных сотворить материального патронуса. Меня не удивило, что они не смогли этого сделать, меня удивило, что никто даже не попытался! Все и учителя, и ученики, в большинстве своём, просто стояли, поддавались паники или делали что-то совершенно бессмысленное. Это было ужасно! — в конечном итоге, под руководством профессора Катца, удалось разогнать этих... существ? Созданий? Но Скорпиус был уверен, что они до сих пор не уничтожены и вновь могут появиться где-то в коридоре, в уборной, в гостиной, в спальне. Едкость подобных рассуждений даже не пугала, но спокойствия точно не добавляла. Вдруг они так и делают? Вдруг они появляются в спальне, в гостиной, в уборной, в коридоре и только ждут удобного момента?!
— Я не буду спорить с вами, — произнёс юноша. В действительности, со своей официально взрослой и всё же недостаточно солидной позиции он не мог настаивать на правоте, не мог говорить о том, что поведение мисс Раду, в какой-то мере, было именно безответственно. В конце концов, эта девочка всё это время находилась в школе. Что мешало ей повлиять на Скорпиуса или на любого другого ученика, в то время как Варвара мужественно переносила свои мучения? Конечно, Скорпиуса в основном волновал этот вопрос со своей эгоистичной точки зрения, но и разумные доводы он мог бы привести. Мог, но не стал — подобный спор мог вызвать только негативные эмоции, а их было уже достаточно. К тому же у них и без уже бессмысленных разборок находились темы для разговора.
— Артефакт, — задумчиво повторил Скорпиус. Артефакт с тёмной силой, появившийся в тот же год, когда в школе Хогвартс была открыта программа по обмену. Случайность? После обвинений Мишеля в убийстве профессора юноша готов был ожидать подобной подставы со стороны официальных (или почти официальных) лиц, однако происшествия с девочкой удавалось заминать всё это время. Если бы кто-то пытался подставить школу, подсунув в неё данное существо, об этом уже писалось бы во всех газетах.
«Кстати, директору неплохо удаётся скрывать то, что происходит в школе. Даже слишком неплохо», — Скорпиус прикусил губу. Ему давно хотелось поговорить с директором, но он постоянно откладывал это желание под почти детскими предлогами. С этим нужно было что-то решать.
— Значит, пока ничего точно вы не знаете. Вы расскажите мне, сразу как узнаете? Когда вы поедете? — Скорпиус въедливо посмотрел на девушку. Он не представлял, насколько ужасной может быть встреча с девочкой один на один, но, выслушав Варвару, нашёл в этой встрече повод для воодушевления. Девочка до сих пор не убивала и у мистера Раду есть основания думать, что он знает, с чем они имеют дело. Скорпиус слабо представлял себе отношения в семье Раду, но разве, если бы риск для Варвары был бы слишком велик, он не приехал бы сюда сам или не рассказал бы обо всё в письме?
«Время есть», — решил Малфой и всё же продолжал всматриваться в лицо девушки, разрумянившееся на уличном холоде.
— Этот корсет, оставленный вам в подарок от девочки... насколько он опасен? Зачем она вообще его одела на вас? Вы представляете, как можно его снять? — спросил Малфой. Поколебавшись, он добавил ещё один вопрос. — Я могу чем-нибудь вам помочь? — его колебания не были связаны с сомнением за свою безопасность. Даже если бы он не чувствовал в себе готовности рискнуть ради мисс Раду, то едва ли мог бы считать школу безопасным местом. Особой разницы между тем, вмешивается ли он в какие-то дела или просто пытается учиться, Малфой не видел. Неприятность может произойти в любом случае, но хотя бы он будет занят делом. Другой вопрос, что Скорпиус сомневался, захочет ли мисс Раду его помощи.

+1

9

- Да?,- с легким удивлением отозвалась девушка, а после тяжело вздохнула,- Скорее есть сила. Одна тьма, подавляющая другую,- задумчиво ответила на вопрос Малфоя девушка. Она сама особо не задумывалась над этим никогда, потому что в своей жизни практикантка впервые повстречала столь страшные силы, впервые ей удалось побывать на грани жизни и смерти. Это ей совершенно не понравилось и больше того - напугало. Впрочем об этом ей не хотелось говорить. Ей удалось сознаться в своих чувствах лишь нескольким людям и то в то время, когда Варвара была чересчур слаба.
- Соглашусь с вами,- кивнула Айра,- я попыталась сделать единственное заклинание, что мне пришло в голову, которое хотя бы в какой-то мере относилось к свету. К сожалению все остальное мне неподвластно и я наверное впервые я понимаю, как это неприятно ощущать,- достаточно сильно нахмурившись, посмотрев под ноги и ища, конечно не там, а у себя в голове, нужные слова,- Еще и этот огонь, дрянной мальчишка,- процедила сквозь зубы девушка. Хотя Раду и была темной волшебницей, как таковую ненависть она испытывала далеко не ко всем. Чаще всего людей, волшебников она просто не замечала. Но этот ученик из Дурмстранга просто позорил честь ее школы. Ох уж эта его философия и рассказы, а этот идиотизм пустить в ход пирокинез! Практикантка не понимала, как можно быть таким глупым, как вообще таких чистокровных волшебников носит земля. Даже сейчас воспоминание об глупости, сотворенной Крамом раздражало. Малфой, с которым Айра всегда была достаточно милой, на свой лад, мог почувствовать весьма тяжелую ауру, которая сейчас исходила от девушки. Рассказы про темное сердце не были обманом.
- Вы правы, это было ужасно и ладно ученики, но что же стали делать взрослые... Впрочем говорят, что профессор Коэн действительно помог,- шумно выдохнув Айра вспомнила, сама она этого уже не особо видела,- Спасибо,- смягчившись отозвалась Варвара, действительно она была благодарна Скорпиусу за то что он не стал спорить и прервал очень неприятную тему разговора. Раду не умела конфликтовать с людьми, ведь обычно такие вещи завершались разрывом общения.
- Да, артефакт,- подтвердила Варвара, которая и не задумывалась о том, что есть место заговору. Пожалуй, девушке тяжело было думать и смотреть на все с разных сторон и искать какие-то подвохи. Она была слишком прямолинейной и негибкой для этого,- Конечно расскажу, это будет на выходных скорее всего,- она еще не решила точно. Было в Хогвартсе обстоятельство, которое замедляло ее действия. Она хотела поговорить с Катцем, прежде чем двигаться вперед.
- Похоже он опасен только тогда, когда девочка близко. Слишком туго затягивается, но зато я могу знать о ее приближении,- она поняла это только сейчас. Вернее понятно это стало еще там в коридоре, но полное осознание факта пришло именно в этот момент разговора со старостой школы,- Он вполне себе ослабляется заклинаниями, но ничего не помогло его снять или расширить настолько, чтобы была возможность убрать его с себя. В общем тут старалась не я, а все колдомедицинское крыло, также об этом известно и директору и еще паре профессоров и никто ничего действенного придумать и воплотить не смог,- грустно улыбнулась девушка,- А одела... Это была часть иллюзии, когда она мне сказала - ты будешь принцессой, появилось платье и корсет и он то потом остался. Но о каких-то удивительных причинах я не знаю. Наверное это ее шутки, оно ведь похожа на дитя, которое играется всеми нами и использует наши страхи. Я боялась потерять контроль и вот я его потеряла. Наверное ее это забавляет,- Раду нахмурилась и покачала головой,- Возможно только мыслями сможете помочь. Нужно понять что это за существо и почему оно так любит шутить. Но стоит ли начинать думать сейчас, пока я всего не узнала?

+1

10

«Есть сила», — мысленно повторил Малфой, и тут же страстно захотел обладать такой силой. Собственные слабость и беспомощность злили. Он ничего не мог сделать. Впрочем, его «ничего» было несравненно большим, чем у некоторых участников семинара, и, в любом случае, он, по крайней мере, не мешал.
— Меня, честно говоря, больше волнует бездействие моего профессора, чем действия Коэна, — к декану Хаффлпаффа юноша относился довольно ровно — без особой любви, но с уважением. Он был хорошим профессором и удобным преподавателем. Его уроки воспринимались легко, его самолюбие практически никого не задевало, и, если подвести общий итог, профессор Коэн был вполне приятным человеком. Однако Малфой предпочёл бы видеть эффективные действия со стороны Блишвика. В конце концов, у него была факультетская гордость, и она оказалась сильно задета. Блишвик никогда особо не помогал своим студентам, следовал странному чувству справедливости и был для Малфоя абсолютно бесполезен. После рассказов отца о профессоре Снейпе, Скорпиус был разочарован, и это разочарование росло с каждым годом.
— Что касается Крама, то он просто идиот, — удивительно ровно, успокаивая, произнёс юноша. Он, пожалуй, был близок к тому, чтобы возненавидеть этого парня. Крам бесил его при каждой встрече настолько, что Скорпиус буквально мечтал по-настоящему спровоцировать его до дуэли или банальной драки, сводящейся к обмену заклинаниями. — Мне очень хотелось его оглушить, но он как почувствовал моё желание и не дал мне повода, — Малфой по-мальчишески хмыкнул. Даже столкновение двух тёмных сил не приуменьшило его желания хоть как-то досадить этому наглому болгарину, задеть его, поставить на место, проклясть.
Вы бы слышали его рассуждения о справедливости. Он собирается стать аврором и убивать без суда и следствия. Самовлюблённая мразь. Он даже грозил мне. Вы можете в это поверить?! Грозил, что в случае, если мы окажемся по разные стороны баррикад, он убьёт меня. Смешно, — Скорпиус пожал плечами. Если они окажутся по разные стороны баррикад, от Крама с его фокусами мокрого места не останется. В этом Малфой был уверен. Этот мальчика был слишком самоуверен и глуп. — У меня вообще не укладывается в голове, как можно одновременно хвалится своими познаниями в тёмных искусствах, и говорить о справедливости убивающего мракоборца?! Мне кажется, у него что-то не в порядке с головой.
У Скорпиуса было слишком много дел, чтобы по-настоящему увлечься собственной ненавистью к болгарину. Странная девочка и Мишель захватили всё его внимание. Пожалуй, это было к добру, и всё же в более мирное время, когда девочка оставит их школу, а Мишель, наоборот, вернётся, Скорпиус приложит усилия, чтобы избавится от присутствия этого мальчики в его школе или, по крайней мере, сделает его наименее выносимым.
Хорошо. Я буду ждать, — произнёс Малфой. Хорошего, откровенно говоря, было мало, но приходилось довольствоваться тем, что есть. По крайней мере, Варвара в мирное время может дышать и вскоре у них может появиться информация, а вместе с ней и способ борьбы. Малфой был уверен, что со всем можно бороться, нужно всего лишь знать, как. — Начинать думать никогда не рано, Варвара, — Скорпиус беззаботно улыбнулся. Конечно, от большого количества размышлений о событиях, на которые невозможно повлиять, не всегда становилось хорошо, но иногда такие размышления приносили практическую пользу. Иногда именно за счёт таких рассуждений удавалось что-то предусмотреть.
А что сказала директор по поводу… вашей ситуации? Она что-нибудь знает об артефакте? Как она вообще относится к тому, что по школе бродит тёмная сила и творит то, что ей вздумается?! — Скорпиус не смог полноценно скрытии накатившее раздражение, оказавшееся сильнее, чем в случае с Крамом. Болгарин был глупым мальчишкой, но директор школы должны понимать, что делает, и нести ответственность за каждого ученика. Скорпиус не чувствовал уверенности, что возможные причины подобного поведения были как-то соотносимы с рисками. — И это волк… Он ж никак не связан с девочкой?

+1

11

Варвару же не волновали ничьи действия, кроме своих и она была ими не особо довольно. Ей не понравилось, что в начале всего действия она поддалась панике. Да, оправданием ей служил корсет, это его влияние заставило практикантку паниковать больше, чем всех остальных, ведь она знала что сейчас придет нечто страшнее, чем волк, который капал черной-черной слюной и издавал жуткий и проклятый вой.
- А меня это не волнует... Мне никогда он не был по душе,- задумчиво добавила, не став говорить о том, что таких людей она обычно не замечает, потому что ну чего их замечать? Только душу расстраивать, что чудесные должности занимают совсем не те люди. Блишвик ей казался именно таким человеком. Слишком неправильным он был для декана, хотя возможно трансфигуратор из него был ничего. Впрочем по очень сложным вопросам трансфигурации в очень редких случаях Айра осмеливалась и обращалась к директору, считая что кроме нее ей никто не сможет помочь.
- Оглушить,- Раду словно очнулась от сложных размышлений и рассказов, а также от своего гнева. Это мальчишечье "оглушить" заставило девушку улыбнуться и покачать головой,- Действительно, он не дал повод,- согласилась уже более серьезно, выслушивая остальные претензии, которые Малфой выдвигал к Рене,- Грозил? Нда... мне хватило его рассуждений о темной магии и ритуалах,- Раду заметно передернуло от этого воспоминания,- он позорит честь моей школы,- спокойнее заметила девушка, соглашаясь со всем, что сказал слизеринец. Крам действительно был неоднозначной и очень противоречивой личностью, который еще и отличался глупостью .
- Я обязательно расскажу, хотя мне рекомендовали этого не делать. Но я думаю что вы сохраните мою тайну. Да и паника уже начата без меня и моей истории, но усугублять все не стоит,- мягко попросила Варвара, смотря на Скорпиуса и желая понять по его реакции на самом деле ли тот сохранит в тайне все сказанное сегодня или стоит ждать проблем. Да, Айра не умела дружить и поэтому иногда на ровном месте ждала подвох, которого не было. Впрочем сердце ей подсказывало, что староста - умный мальчик и не станет ее предавать. Поэтому поверив себе и Малфою, она в миг развеяла свои сомнения на этот счет.
- Она посоветовала быть осторожнее, докладываться о новых известиях, а об артефакте она не знает. Это ведь мои предположения и только съездив домой, я все узнаю и тогда ей расскажу и узнаю ее мнение и ее рассуждения на этот счет,- задумчиво, достаточно сильно хмурясь,- Но мне кажется, что мне не будут рассказывать всего. Даже с тем, что я стою по уровню в этой школе выше вас студентов, я ведь тоже обучаюсь, это значит что они в ответе за меня и скорее всего будут что либо делать, не всегда ставя меня в курс дела,- Варвара всегда поражалась, как в разговоре с этим юношей у нее получается рассуждать и думать о том, о чем ей не приходилось раньше рассуждать. Словно Скорпиус позволял взглянуть ей на вещи немного иначе,- Мне показалось, что не связан. Он слабее чем она, и если положиться на мои ощущения, которые даны мне природой, и этот корсет, оставленный "драконом", я с уверенностью скажу, что это две разные силы и он слабее, чем она,- девушка почти не делала привычных пауз в своей речи, а чеканила слова, потому что мысли лились ровным потоком,- Она разумна и играется нами, шутит. Он же просто хочет есть. Животный инстинкт, им управляет только он и больше ничего. Как минимум поэтому, он слабее,- Раду выдохнула и стала хмуриться, стараясь вспомнить все свои чувства, стараясь вспомнить все что слышала и все что было до этого,- Знаете, в начале октября, тогда когда они исчезли,- она не стала уточнять этих "они" и сам Малфой должен был догадаться о ком речь,- тогда я слышала часть разговора преподавателей, дети сталкивались с чем-то подобным то ли в самом замке, то ли в лесу,- она хмурилась,- не помню, но что-то там было,- она уверенно кивнула,- Может стоит попробовать узнать что это за тварь? Быть может избавившись от одной, получится справиться и со второй. Но с чего начать?

+1

12

Скорпиус выслушал, слегка склонив голову набок, и улыбнулся, когда мисс Раду договорила. Её слова не задели его даже при том, что она очевидно пренебрегала его чувствами. Скорпиус научился понимать, что делала это мисс Раду ненамеренно. Она просто не приучена замечать что-то подобное. Встретить человека ещё более чёрствого к чувствам окружающих было почему-то приятно. Ещё приятней было считать этого человека своим другом. Скорпиус считал. Он был недоверчивым, резким и раздражительным, но Варвара ничем и никому его не выдала, она помогала ему и рассказывала то, что считала нужным, а это уже было большим, чем делали все остальные. Очень многие даже самые близкие ему люди постоянно от него что-то скрывали. Иногда Малфой за это их искренне ненавидел.
— У меня то же самое с профессором Блишвиком, — тихо произнёс юноша. — Он позорит честь моего факультета. Чтобы не думали все остальные, у нас есть честь и есть гордость. Более того, у нас, слизеринцев, и того, и другого, пожалуй, даже больше чем нужно. Возможно, мы смотрим на эти вопросы иначе, но, тем не менее, — он оборвал свой монолог, посчитав, что сказал достаточно. Продолжи Скорпиус, и создалось бы впечатление, что он оправдываться. Оправдываться юноша не хотел, искренне полагая, что ему не за что.
Жаль, — проронил Малфой и нахмурился. Надежда на то, что Варвара, если бы что-то, на самом деле, знала, поделилась бы с ним, была, но её также держали в информационном вакууме. У Блишвика спрашивать было бесполезно, у остальных деканов — тем более. Скорпиус хотел выругаться вслух, высказав своё нелестное мнение о директоре, но сдержался. Ему показалось, что мисс Раду испытывает к профессору МакГонагалл более тёплые чувства, и не хотелось вдруг услышать выговор.
— Значит, придётся ждать, — он закусил губу. Только, чего именно? Реальных жертв? Если директор что-то делает ради того, чтобы в лучшую сторону изменить ситуацию в школе, почему это незаметно? Почему им приходится самим додумывать, что у неё много дел, что число её проблем превышает то, о которых известно, что случившееся — лишь малое зло по сравнению с тем, что могло произойти. Оправдания придумать было можно. Малфой примерно представлял, сколько проблем у директора целой школы, но оправдывать других любил ещё меньше, чем себя самого. Единственное, что его сдерживало от желания скандалить вслух — отсутствие альтернативы. Если до министерства дойдут слухи и происходящем в школе ужасе, если там решать сменить им директора, не приведёт ли это к новым проблемам? Скорпиус так и не понял, как ему следует относиться к аресту Мишеля, но от министерства в целом ждал ещё менее адекватных решений, чем от МакГонагалл, чья жизнь была связана со школой на протяжении многих лет.
«Значит, придётся ждать», — повторил про себя Малфой, окончательно примиряясь с этой мыслью. И тут же вздрогнул, нахмурился и внимательно посмотрел в лицо Варвары.
Вы думаете, профессор Бёрне как-то с этим связан?! — более резко, чем следовало, произнёс он. Скорпиус не знал, чего ему больше хотелось — возмутиться или обрадоваться возможности обвинить профессора ещё в чём-то. Пожалуй, с одинаковой силой хотелось и того, и другого. Тот факт, что Бёрне, наплевав на свои обязанности, бросил школу, бросил их клуб, бросил, в конце концов, организацию и уехал — был неприятен, но бегство, связанное с тёмной силой, казалось откровенно низким. Малфой сморщился и передёрнул плечами. Как же он ненавидел профессора! Не стоило о нём вспоминать, от этих мыслей становилось только гаже.
Я попробую узнать, - не слишком уверенным тоном произнёс юноша. — Пожалуй, я знаю, кого можно расспросить. Возможно, удастся что-нибудь выяснить о природе этой твари. Честно говоря, я вижу в нём наименьшую проблему. Вы правы: он слабее и примитивней. И, кажется, не слишком ладит с девочкой. Возможно, она выступает своего рода защитой, — от этой мысли юноша усмехнулся. Мысль казалась забавной и пугающей одновременно. — И про Бёрне, возможно, смогу что-нибудь выяснить. Мой отец был дружен с ним. Если они поддерживают какую-то переписку, возможно, удастся задать вопрос… Однако, ответа я бы не ждал.

+1

13

Это было большим счастьем и удачей, что Скорпиусу удалось разгадать и правильно понять прямолинейный характер практикантки. Если бы он обижался на подобные ее слова, то девушка вряд ли бы поняла, что же случилось и почему он себя ведет таким образом. А сейчас все было в порядке и разговор тек приятным и даже волнительным образом. Тревоги этой беседы были связанны с тем, что Малфой помогал Раду задумываться над тем, о чем она раньше и не смела помыслить, но что являлось очень логичными выводами, отчего вероятно Айре захотелось бы воскликнуть - и как я раньше не подумала! Но Варвара была более спокойной и в данный момент очень замученной всеми своими проблемами, чтобы слишком ярко проявлять свои эмоции.
- Я понимаю,- она кивнула, действительно прекрасно зная о чем говорит Скорпиус. Пускай в Хогвартсе Варвара и училась бы на факультете Рейвенкло, она несомненно понимала, о чем ведет речь юноша и пожалуй когда-то подобное даже чувствовала,- К сожалению ни я, ни вы ничего не можем поделать со своим негодованием. Придется пережить этот год, тем более что почти половина скоро пройдет,- и снова впервые Айра задумалась о скоротечности времени и том, что все в этот год неповторимо и неоднозначно.
- Профессор,- она поморщила нос, как будто почувствовала неприятный запах,- Не думаю, он сам любил охотиться на всякие такие штуки. В этом всем существует какое-то чудовищное совпадение. Давайте не будем о нем говорить,- предложила девушка, зная что не только ее одну Бёрне бросил. Именно бросил, Варвара никак не могла расценить это по иному,- Лучше расскажите мне, как дела в вашем кружке? Не думали о том, чтобы прекратить это? Ну после истории с патронусом,- тут же очень быстро добавила девушка, пытаясь объяснить этим, что она совсем не против такой тяги к знаниям Малфоя, просто внешние факторы часто могут повлиять и изменить наши решения. Теперь Раду очень хорошо это знала.
- Вы знаете тех, кто участвовал в других нападениях этим волком?,- очень мягко спросила практикантка, лишь кивнув на предложение узнать о профессоре. О нем Айра действительно не желала говорить. Она конечно пережила это, но кровная обида осталась. Варваре почти не знакома была такая вещь, как "прощение". Это было в ее характере, в ее темном сердце и ничего она с этим не могла поделать, да и в прочем не собиралась.

+1

14

Скорпиусу оставалось только согласиться. С простотой Варвариного довода было сложно спорить, да ему и не хотелось вовсе. Зато мысли о конце года невольно доводили его до экзаменов, к которым Скорпиус ещё не готовился. В целом, учился он по-прежнему хорошо и мог рассчитывать на соответствующие оценки, но в планах Скорпиуса были «Превосходно» по всем выбранным предметам, а это требовало определённых усилий с его стороны, внимания и, наконец, времени, которое он постоянно тратил на что-то другое.
— Да, — согласился юноша и в этом. — Давайте не будем.
Совпадение было странным... Может быть, Бёрне как-то сдерживал тварь или нечаянно упустил её? Поверить в это было сложно. Если сдерживал, то оставил бы рекомендации, как сдерживать дальше, а, если упустил, то, наверняка, отловил бы или хотя бы предупредил дирекцию.
«Но кто знает, может быть, и предупредил», — напомнил себе юноша, нахмурился и раздражённо мотнул головой. Что толку говорить о том, кто давным-давно уехал? Даже если он как-то связан с этими происшествиями, даже если отец знает его адрес, даже если согласиться написать ему и профессор ответит, никто не гарантирует, что этот ответ будет правдивым. Нет, на Бёрне не стоит надеяться, и не стоит ждать, когда дирекция школы разберётся. Проблемы с девочкой и волком надо решать самостоятельно.
— Однако же странно, что именно в этом году повылезало столько нечисти, — заметил Скорпиус с нервным весельем. Про кружок он сразу отвечать не захотел. Не то, чтобы юноша собирался что-то скрыть от мисс Раду, просто ему было непривычно открыто говорить на эту тему вне выручай-комнаты. Даже своим друзьям он запрещал такие разговоры, чтобы их нечаянно не подслушали. Тёмная магия — это не детские шалости. В лучшем случае, у них могут быть неприятности с рекомендациями, в худшем — исключение и даже тюремный срок.
Последняя мысль естественно напомнила ему о Мишеле.
— В кружке пока никаких занятий нет. Я отменил сборы до тех пор, пока Мишель не вернётся в школу. Во-первых, потому что у нас помимо него не было учителя. Во-вторых, чтобы нечаянно не подставить его или себя. Вместо этого мы ведём расследование, — он усмехнулся. Слова о расследовании прозвучали не очень весело не потому даже, что они его не вели, а потому что нужного итога никак не могли добиться.
— А так, — Скорпиус пожал плечами, — нет, ничего не изменилось. Я знал, что о последствиях и не чувствую раскаяния, если вы об этом. Просто нужно стать сильнее. Только и всего.
Эта мысль казалась самой естественной. Скорпиус ничего плохого в занятиях Тёмной Магией заведомо не видел и не считал, что потеря возможности пользоваться одним-единственным заклинанием сделает его более уязвимым или слабым волшебником. Наоборот, ему виделись перспективы и раздражала необходимость сохранять свои занятия в секрете.
— Я не интересовался, — честно признался юноша, — но знаю, у кого можно спросить, — на ум, в первую очередь, приходил Дэвис, потом, если вдруг ему что-то неизвестно, можно спросить у друзей и знакомых. Интересоваться же просто так, у всех подряд было явно не в манере Малфоя. — А вы? Вам случайно ничего неизвестно?

+1

15

Конечно, в отличии от Малфоя, Варвара не думала об экзаменах, которые предстояло пройти ученикам в конце учебного года. Если бы практикантка сейчас задумалась об этом, она скорее всего представила бы себе безмятежность июня, последние квиддичные баталии, которые только эком отдавались бы в стенах этого замка. Она никогда не ходила на поле, но ей нравилось наблюдать издалека, как этот волшебный спорт объединяет людей. Первый месяц лета в этом плане казался, далеко не мечтательной девушке, вовсе каким-то очаровывающим, наполненным зелеными свежими ароматами и мыслями о будущем.
- Вы решили, что вы будете делать после учебы?,- перейдя от простого к сложному спросила девушка, спокойным тоном своего вопроса давая понять, что она готова будет принять простой ответ - не знаю. Она не любила лезть в детали в души, когда люди не желали и не хотели выдавать свои секреты или свои слабости. Частенько, Айра не приближалась и к людям, которые наоборот подобного жаждали.
- Значит "что-то" появилось в этом замке, либо этот год проходит под падающей звездой,- вспомнив старую старую сказку про звезды и судьбы, которые были сплетены в единое целое. Когда-то бабушка рассказывала ей ее, проникая в душу холодным взглядом светлых северных глаз. Эти истории нераздельно были связанны с ночью. До недавнего времени Раду очень любила это время суток, а сейчас, все еще опасалась. Она знала, что сила, сковавшая ее, все еще в замке. Только когда Варвара станет свободна от корсета, все будет завершено. А когда завершится одно, обязательно должно будет начаться что-то иное.
- Расследование... Впрочем это для вас тоже большой опыт, так вы сможете узнать не скрыт ли в ком-нибудь из вас талант детектива,- быстро и легко улыбнувшись юноше,- Раскаяние? Вы думаете мне говорить вам об раскаяние?,- эта мысль, как ничто другое за последнее время, позабавила практикантку, что она легко рассмеялась, выдавая этим свои слабости и несколько расшатанные нервы. Впрочем взять себя в руки Варвара сумела очень быстро, - Мне было просто интересно, что выберете вы. Свои шаги на темном поприще или же путь любви и светлой магии,- разъяснила девушка подоплеку своего предыдущего вопроса. Она понимала, что скорее всего отчасти Малфой ее понял, но Айра любила говорить на прямую. Тем более что со Скорпиусом ей нравилось так разговаривать. Он внушал ей доверие,- Наверное это называется дружбой?,- задумчиво и спокойно подумала румынская волшебница, ничем не выдавая этих своих приятных мыслей.
- Нет, мне ничего не известно... Кроме тех октябрьских слухов. Я подумаю о том, у кого могу спросить и уточнить я.

+1

16

Малфой задумался, прежде чем ответить. На самом деле, ничего толком он не решил, но это, как ни странно, больше не вызывало у него беспокойства. Наверное, потому что нашлись более важные проблемы. Проблемы, требующие большего внимания, чем внутренние переживания о том, что можно более-менее спокойно решать ближайшие полгода. К тому же у него появилось ощущение, что он, на самом деле, всё знает и сможет принять решение, когда это понадобится. И единственная причина, почему он волнуется и переживает сейчас, заключается в том, у него есть время и возможность волноваться и переживать. Как только времени и возможностей у него не станет, он всё решит самостоятельно.
Юноша улыбнулся.
— Это может прозвучать глупо или как-то неправильно, но я всё же хотел бы увидеть мир. И не только магический, но и магловский. Вы понимаете?.. — он смутился. Ему было неприятно и неудобно говорить на эту тему и, возможно, никому кроме мисс Раду он не смог бы сказать о своём желании, но ей сказать он всё же смог и ей сказать оказалось легко.
Ему не хотелось, чтобы кто-то решил, будто он дал слабину в своих принципах или, наоборот, подлизывается, но мисс Раду всё воспринимала буквально, и не должна была начать придумывать то, о чём он не говорил. Иногда из-за этого с ней было сложно, но именно сейчас подобное поведение было как нельзя кстати.
— Я всегда очень четко себе представлял разницу между волшебниками и маглами, и до сих пор не считаю, что был сколько-либо не прав в своём представлении, но я никогда не смогу добиться того, чего хочу, если буду и дальше за него держаться, — тише произнёс Скорпиус. Он понял это давно, гораздо раньше, чем смог себе в этом признаться. Понял из разговоров с Эзрой Катцем, из-за непониманий и ссор с Эммой МакГонагалл, из неожиданно политической дискуссии с Тарановым и просто из общения и наблюдения за Мишелем. Скорпиус знал, что зашёл в тупик, но не мог найти из него выхода. Не мог решиться на то, чтобы поступиться своими принципами — единственным, что у него, казалось, было. И вот, наконец, он начал что-то в них менять.
Наконец, его природное любопытство начало побеждать закостенелость разума, рожденную из воспитания, из окружения, из поставленной перед самим собой целью и из реакции общественности. Наверное, ему просто не хватало, чтобы кто-то не доказывал ему его неправоту и заблуждения, а попытался показать что-то, находящееся за гранью его заблуждений. Наверное, ему нужна была череда предательств и отстраненности, образовавшаяся в его круге. Наверное, ему не хватало проблем. А, может быть, он просто немного повзрослел.
Я никогда не интересовался магловскими изобретениями или магловским искусством, не думал о магловской науке или хотя бы медицине, не ходил в кино и не слушал музыку. Для меня маглов словно бы не существовало. Я одновременно опасался их и вёл себя так, словно бы это выдуманный народец, и всегда раздражался, когда кто-то тыкал меня носом в их реальность, — Скорпиус замолчал, не зная, как правильно было бы выразить свои планы; не понимая ещё до конца о чём стоит говорить и на что нужно заострить внимание; путаясь в разрозненных мыслях.
Я хочу... всегда хотел, чтобы магический и магловский мир существовали отдельно друг от друга, чтобы они не сливались, чтобы волшебство не исчезло. Во мне не было желания устраивать геноцид маглов. Но, когда я пытаюсь выразить своё видение ситуации, когда я говорю о проблемах магического мира, абсолютное большинство слышат в моих словах предпосылки к репрессиям. Я должен понять, как это изменить, — сказав это, юноша удовлетворенно кивнул и улыбнулся. — Кроме того, я хотел бы учиться дальше. Школа дала мне многое, но далеко не всё. Мне надоело урывать знания тайком, что-то изучать из-под парты. Я так больше не хочу. Окончив школу, я смогу делать свой сознательный выбор, а не подчиняться условностям воспитывающих меня взрослых.
«Я буду считать это хорошим опытом только тогда, когда добьюсь своей цели», — мысленно проговорил Малфой. Он понимал, почему мисс Раду говорит именно так и видел в её словах поддержку, но сам не мог довольствоваться только мифическим опытом. Ему нужен был результат.
— Я не знаю, — Скорпиус пожал плечами. — Само по себе это слово вполне могло оказаться подходящим, но какой смысл вы вкладываете в свои вопросы, я не знаю. Так или иначе, раскаяния у меня нет, что касается выбора... — юноша пожал плечами. — Профессор Катц на одной из лекций говорил о магической предрасположенности. Если бы был способ узнать, к какой сфере деятельности у меня такая предрасположенность, я бы мог сделать свой выбор сознательно, без сожалений или сомнений. Сейчас же меня во многом ведут амбиции. Я хочу стать сильнее, Варвара. И мне, что мои шаги на тёмном поприще дадут мне больше силы, чем светлая магия, к которой у меня никогда не было тяги.

+1

17

Она не ожидала, что его ответ вызовет у ученика смущено, которое конечно будет не так заметно, ведь мороз, который стоял на улице немного смягчал подобные реакции, маскировал их.
- Так это же хорошо. Мне тоже однажды этого захотелось и именно так я и поступила,- она не понимала, что может быть плохого в таком желании. Чтобы знать и быть идеальным в магическом мире, стоило ознакомиться с творениями и жизнью в маггловском, более сером, но при этом очень искристом, какими бывали иногда некоторые зелья. Нельзя было сказать, что Айра стала разбираться в их технике или чем-то таком, она скорее побывала в тех местах, в которых можно было увидеть всевозможные исторические и культурные ценности, именно они интересовали ее. Многие из этих вещей или строений имели также и магическое происхождение, о котором простые люди и не догадывались, а министерства магии строго на строго запрещали производить раскрытие этой информации. Но смотреть никто не запрещал.
- И это решение прекрасное. Нужно разрушать рамки, что нас сдерживают. Это не значит менять собственное мнение, это значит узнавать новое,- она постаралась ободряюще улыбнуться слизеринцу. Она посчитала, что он движется в правильном направлении, а это значило, что стоило его поддержать,- И зря, они творили и творят очень занимательные вещи, нужно узнать их хоть немного, чтобы не бояться и понять, что мы слишком разные и это объединение, как таковое оно невозможно,- она бы хотела подвести юношу к тому выводу, к которому ей было нужно, но не стала. Айра не чувствовала в себе необходимых сил,  чтобы подобрать те правильные слова. Поэтому предпочла остановиться на вот таком вот начале.
- Хорошо... Может быть я вас правильно услышу. Существует такая часть магического населения, как магглорожденные - что бы вы хотели делать с ними? С этими застрявшими между двух миров людьми?,- пожалуй именно эта часть населения магического мира и была самой проблемной, и решение и понимание ситуации магглорожденных радикально разделяло магов и волшебников,- Они такие же маги как мы? Они выродки? Так что с ними стоит делать?,- она знала что говорит сейчас о черном и белом, и Малфой должен был понимать, что Варвара не относится негативно к магглам, а просо пытается услышать конкретное решение и мнение от Скорпиуса, говоря такими, иногда грубыми, фразами.
-Тогда вам стоит найти хорошего учителя. Книги - это здорово, но как показывает мой опыт, учиться заклинаниям, тем более темным, лучше у человека знающего в этом толк. Думаю вы в состоянии такого отыскать,- она вполне себе прямым текстом имела в виду родню Скорпиуса. Нет, она не желала, чтобы юноша связывался с темными личностями, но подобные связи вполне себе могли помочь в поиске учителя.
- Я пошла по темным стопам своего отца и не жалею об этом. Нужно слушать сердце и то, куда оно вас зовет, но при этом давать разуму ограничивать вас в некоторых моментах,- это снова были слова поддержки относительно предрасположенности. Варвара не видела ничего плохого в темном магии и желании стать сильнее. Она вполне это понимала.

+1

18

Скорпиус заулыбался. Нельзя сказать, что он чувствовал потребность в поддержке со стороны Варвары, но получить её было приятно. Критика со стороны девушки не заставила бы его опустить руки, но, услышав столь положительное мнение на этот счёт, Скорпиус почувствовал себя спокойней и уверенней. Последнее время в его жизни происходило немало неприятностей, и немного спокойствия и уверенности ему бы совсем не повредило.
— Спасибо, — произнёс он, не зная, что можно ещё сказать или добавить. — Я рад, что вы со мной согласны.
Скорпиус понимал, что было бы полезно расширить кругозор, но ему приходилось прилагать некоторое усилие, чтобы не считать подобные желание предательством собственных взглядов. За годы обучения в школе он приучился отвергать маглов, недолюбливать их, презирать. Именно школа научила его этому сильнее, чем круг общения или воспитание. И, тем не менее, он всегда чувствовал, что война с маглами бессмысленна и жестока. Он никогда не собирался с ними воевать.
— Я не считаю их выродками, — Скорпиус сморщился от этого слова. Оно не было неправильным, и всё же, пожалуй, слишком оскорбляло не столько даже маглорождённых, сколько магов. И это Малфою не нравилось. — Тем не менее, в том виде, в котором они существуют в нашем мире сейчас, они — грязнокровки. Маглорожденые не стоят на защите этого мира и никогда не будут стремиться защищать его от маглов. Они не чувствую себя здесь до конца дома и испытывают потребность защищать своё право жить с волшебниками.
Я не могу не считать их магами, но в мире будущего нет места для «застрявших». Если у магглов родится волшебник, мы должны будем воспитать его, как полноценного члена нашего общества, не позволяя ему метаться между наших миром и миром его родителей. Это само по себе не сотрёт границы, но большая часть вражды, которая существует между волшебниками, следящими за чистотой крови, и теми, кто симпатизирует маглорожденым, исчезнет. Все дети будут знать одни и те же сказки, и не будут догадываться о том, какая между ними существует разница.
Скорпиус не знал пока, как лучше добиться этой цели, на сама идея казалась ему правильной. Насколько было бы замечательно иметь большее количество учеников, не комплексующих о своих родителях. Столь же гордящихся своим прошлым и говорящих с тобой на одном и том же языке. Сама мысль о том, что об О'Рейли, воспитанном в магической семье, или Эмме, не имеющей основания махать свои полумагловским происхождением, казалась, одновременно, заманчивой и забавной.
— Стоит, — согласился Малфой и не без лукавства улыбнулся. — Откровенно говоря, я даже надеялся, что вы мне в этом поможете.
Он не собирался говорить об этом сегодня и не ждал именно сегодня твёрдого ответа, но, раз уж тема зашла, не видел ничего страшного в том, чтобы озвучить свои намерения. Ему хотелось учиться и, если Варвара сочтёт возможным научить его или познакомить с тем, кто мог бы научить, он был бы ей благодарен.

+1

19

На самом деле Айра не пыталась поддержать Малфоя, а, как это у нее водилось, просто говорила правду, то что думала. И то, что ее слова оказались поддержкой для Скорпиуса, означало, что они движутся и думают на одной волне и наверное именно это было приятно уже самой девушке. Здесь в Хогвартсе, где она была уже не ученицей, но еще не профессором, Варвара словно жила на стыке возрастов, статусов, находясь не в золотой середине, а в том, что дарило неопределенность. Поэтому было приятно говорить с людьми, которые ее понимали. И слизеринец был единственным кто был ей столь юн и с кем она ощущала, что она и ей самой совсем мало лет. С тем же Ру все было иначе, ведь она его чаще обучала, чем разговаривала по душам.
- Поэтому не слушайте никого и действуйте, ведь то только ваша жизнь,- только когда внезапно погиб ее "суженный" Раду осознала это в полной мере, словно это подтолкнуло ее к тому, чтобы принимать решения за сому себя, а действовать потому что так должно и чтобы успокоить матушку.
- И я их таковыми не считаю, но для понимания ситуации стоило выразиться так, даже мне - благовоспитанной девушке,- только сейчас практикантка дополнила свою позицию и свои мысли по этому поводу. Ей казалось, что именно так будет правильно, да и волшебнице не хотелось, чтобы Скорпиус подумал о ней плохо из-за такого пустяка,- Я с вами соглашусь, в мире будущего для "застрявших" места нет. Иначе магия исчезнет, растворится не только из нас, но даже из наших воспоминаний,- достаточно мягко для себя соглашаясь с мнением Малфоя и думая о том, как это похоже отголосками на мысли Катца,- А когда такие волшебники вырастут можно дать им самим выбор вернуться ли в тот мир или же остаться в этом. А как вы себе видите это - взять воспитание? Приюты? Или семьи волшебников должны будут брать приемышей?,- продолжая гнуть эту линию и подтверждать то, что их мысли о таком важном вопросе сходятся.
- М? Вы хотите чтобы я вас обучала?,- задумываясь над сказанным до этого, девушка не могла смягчить своей прямолинейности.

0

20

— Именно к этой мысли я пришёл давно, но, кажется, только сейчас начал по-настоящему осознавать её смысл.
Скорпиус не собирался следовать пути, подготовленном для него отцом, он не прислушивался к тому, что говорит мать, и даже от деда, оставившего на его личности неизгладимый отпечаток, старался держаться на расстоянии, но каждый из них оказал на юного Малфоя какое-то влияние, из-за которого начало казаться, что его жизнь — вагончик, находящийся на путях: или он движется в заданном направлении, или падает в пропасть. Скорпиус боялся падения, но определённость вызывала в нём давно укоренившееся отторжение. Ситуация казалась безвыходной до тех пор, пока он вдруг не научился смотреть на неё иначе. Пока Скорпиус был ошеломлён открывшимися перед ним перспективами, но, несмотря на то, что никаких чётких планов у него до сих пор не было, он уже чувствовал некоторую уверенность и в себе, и в будущем. Собственные планы смущали, но и казались интересными.
— Я понимаю, — Скорпиус улыбнулся и кивнул. Ему не понравилось слово, но на отношение к мисс Раду оно никак не могло повлиять. К тому же, он видел целесообразность употребления именно этого определения. Иными словами, хоть девушка и выразилась жёстко, сделано это было только для того, чтобы как можно точнее донести и смысл, и настроение её вопроса.
Скорпиус кивнул, соглашаясь, что их главная цель — сохранить магию в этом мире, всеми силами сохранить себя, а этого нельзя будет сделать, если они вольются в магловское общество. Помимо того, что юному Малфою была по определению противна сама мысль, жить в магловском городе, пользоваться магловским транспортом, читать магловские газеты, его ужасала куда более глубинная часть этой проблемы, хотя он до конца ещё не мог сформулировать её для себя.
— Честно говоря, я до сих пор считаю, что было бы лучше, чтобы волшебники не знали о своём магловском происхождении, чтобы росли в семьях, как полноценные члены магического общества, получали то же воспитание, что отпрыски волшебных семей, играли в те же игры, читали одинаковые с нами сказки.
Пожалуй, даже Малфой, которому сложно было даже принять факт полноценности маглорождёных волшебников, в конце концов, мог дорасти до того, чтобы взять такого ребёнка себе воспитанником.
— Стоит ли им после этого запрещать возвращаться в магловский мир? Я бы сказал, что «да, отпускать их в магловский мир не нужно». Но запретить будет сложно. В конце концов, волшебник сам должен совершать свой осознанный выбор и понимать его последствия. Когда-нибудь ему придётся выбирать между ребёнком-полукровков и вторым родителем. Даже мне кажется такой выбор сложным, хотя, возможно, именно мне он таковым и должен казаться. В конце концов, я воспитан в понимании ценности семьи и семейных связей.
Мисс Раду была далеко не первой, кто говорил с ним на эту тему, и почти каждый убеждал его, что он не прав в своих взглядах на жизнь волшебников в магловском мире. Скорпиус даже точно не помнил эти доводы, но понимал, что обществом подобный запрет будет воспринят негативно. Однако, каждый раз, когда он об этом думал, перед его глазами мелькали одни и те же трагедии разобщенной семьи.
Да, хочу, — легко подтвердил юноша и, подумав, не стал добавлять ничего кроме этого. Мисс Раду, в конце концов, должна была сделать свой выбор сама.

+1

21

- Наверное, это называется взрослением,- она мягко пожала плечами и задумалась над этой темой про себя. Когда же она сама начала взрослеть? Когда же все начало меняться? Когда она из тихой и мрачной девочки, превратилась в не менее замкнутую девушку? Когда все произошло? Быть может в тот момент, когда ее матушка настаивала на том, чтобы Айра нашла себе достойного жениха и в итоге сделала это, а потом все рухнуло. Или же это сучилось после, когда бросив все, девушка уехала в свое путешествие и перестала поддаваться влиянию даже самых близких своих людей? Или же в ту ночь? Она не знала ответа и сейчас вопреки всему, вопреки всему мыслимому и немыслимому ей не хотелось взрослеть, ведь даже несмотря на тот жуткий страх, который она испытала совсем недавно, ей нравилось чувствовать, нравилась вот так просто брать и общаться с людьми, на какой-то для себя достаточно теплой ноте, ей нравилось делать спонтанные вещи, ей даже нравилось просить помощи у особенных людей, потому что Варваре было так по душе, что о ней заботились и помогали, что это чувство заставляло дышать и верить в то, что ее путь - истинный.
Айре было приятно, что Малфой понял произнесенную ей грубость и никак девушку не осудил. Быть может это и называется дружбой? Когда кроме общения, есть и понимание, и интерес. Раду все еще изучала это чувство и пыталась подобраться к нему с разных углов, ведь для нее это был полный выход из зоны комфорта.
- И мне тоже близко это мнение, ведь тогда бы не было вражды и лишних фантазий, лишней дискриминации, которая только отвлекает от учебы, от получения знаний и создает нездоровую атмосферу в нашем обществе,-  согласилась со словами Малфоя Варвара, легко кивнув и находясь все в той же легкой задумчивости, которая ничуть ей не мешала, в даже наоборот делала ее немного мягче обычного.
- Это сложный выбор, но это выбор каждого отдельного человека и если мыслить глобально, то пожалуй не стоит об этом думать, пускай решают сами,- она, также как и Скорпиус была сильно привязана к своей семье и ее ценностям, в этом они были очень похожи и, пожалуй, Раду это нравилось. Быть может еще и поэтому ее следующий ответ прозвучал, так как прозвучал.
- Вне этой школы, я могла бы это сделать для вас и для себя. Это был бы интересный опыт.

0

22

Скорпиус улыбнулся и пожал плечами, ненароком повторив жест мисс Раду. Он не мог сказать, что полностью согласен с её словами. В конце концов, сам себя Малфой считал взрослым достаточно давно. Если быть точнее, он уже долгое время считал себя способным принимать взрослые решения. Однако и этого было достаточно, чтобы ему стало сложно признать, что само взросление только что началось. Тем не менее, услышать, что от мисс Раду, что он повзрослел, было приятно. В особенности потому, что она никогда бы не сделала такой комплимент намеренно.
Да, — согласно кивнул юноша. — Главное, чтобы дети хотя бы до поры до времени не знали, кто принадлежит к волшебному миру изначально, а кто рождён среди маглов, и не смогли бы накладывать предубеждения своих родителей на потенциальных друзей. Не было бы повода чувствовать себя ущемлённым или, наоборот, превосходящим кого-то по праву рождения. Быть может, в такой обстановке даже потенциал волшебников лучше бы раскрывался.
Малфой был уверен только в половине своих утверждений. Его собственные родственники проводили немало времени с тем, чтобы обучить его чему-то или, по крайней мере, дать понять, как важно его обучение. Он знал, что большинство волшебников так же следят за образованием своих чад. В то же время магловские родители не были заинтересованы в магическом образовании и вряд ли могли полноценно радоваться за успехи своего ребёнка. Многое из того, чем занимались их дети, было им непонятно, другое — вызывало ужас. В конечном же итоге, успех их детей на волшебном поприще означал бы, что, рано или поздно, они полностью откажутся от родного мира. Раньше Скорпиусу не приходила в голову эта мысль, но сейчас он пришёл к выводу, что до сих пор маглорожденные волшебники делали нелёгкий выбор совершенно самостоятельно, и отказов от обучения в магической школе или не было вовсе или было так мало, что они даже не обсуждались.
Таким образом, вопрос этического выбора (над которым Скорпиус особо и не задумывался) решался автоматически — и в том, и в другом случае волшебнику приходилось делать сложный выбор, но, если в первом случае он мог испытывать давление со стороны родных, то во втором — был полностью свободен. Возможно, такой волшебник охотно позволит воспитывать своего ребёнка другим, если вдруг решит соединить свою жизнь с маглом.
«Хотя это всё равно немыслимо», — вздохнул юноша. Как же ему хотелось увидеть универсальное решение всех проблем и работать только на то, чтобы осуществить его!
— Мне сложно не задумываться над этим вопросом, — признался Малфой. — Мне не раз уже говорили, что подобный выбор должен делать сам волшебник и я даже согласился с этим мнением, но по-прежнему не могу считать его единственно верным. Конечно, нам стоит ещё добраться до этой проблемы, прежде чем по-настоящему забеспокоиться о ней, но даже сейчас меня пугают перспективы возможных последствий.
В конце концов, истории уже не раз показывала, что даже одного случая достаточно, чтобы полностью изменить мир. Так Том Реддл обратил их страну в хаос, а Гарри Поттер каким-то образом умудрился спасти. Скорпиус никогда не смотрел на этот вопрос с позиции воспитания, но, разве не был бы Реддл более счастлив, если бы рос среди волшебников? Появился бы тогда Тёмный Лорд?
Хорошо, — Скорпиус улыбнулся. Он не собирался расстраиваться, если мисс Раду откажет ему в этой просьбе, но смог полностью расслабиться только после того, как она согласилась. — Спасибо вам. И за ответ на мою просьбу, и за прогулку. Кажется, что всё стало немного проще после того, как мы прошлись.

+1

23

Варвара задумчиво смотрела на своего друга, а Скорпиуса она могла бы назвать таковым и находила в его словах столько искренности и правды, что будь на ее месте другая, улыбка обязательно бы промелькнула на лице. Ведь это было так замечательно и удивительно, когда о равенстве говорит именно слизеринец, а не кто-то иной. Впрочем, задумавшись об этом, девушка отчего-то подумала, что пожалуй и остальные, особенно гриффиндорцы, крича - а мы такие правильные и принимаем всех, сами строят эти раздоры.
- Вы говорите как взрослый мужчина - это приятно,- она постаралась произнести это очень мягко и это вышло у нее, пускай в своем стиле, но вышло. Малфой мог это почувствовать, понять что Айра думает о состоянии мира ровно так же и считает немаловажным то, что именно они - чистокровные в энном поколении - поднимают подобные темы.
- Хм... И правда у любого действия - есть последствия и, возможно, я бы обсудила нюансы и детали, но кажется нам стоит отдохнуть,- Варвара чувствовала усталость, которая накатывала на нее волнами, приходя очень внезапно, и она посчитала, что может честно озвучить это Скорпиусу,- Я все еще не в лучшем состоянии, но беседы с вами приносят мне...,- она сделала паузу, пытаясь отыскать в своем лексиконе верное слово, которое бы передавало то самое, что она чувствует и ощущает,- положительные эмоции,- Раду неловко завершила свою фразу, так и не отыскав то заветное слово.
- Спасибо и вам,- она кивнула, высказывая свое согласие,- А пока, на будущее вы можете обозначить темы темной магии, которые желали бы узнать, так будет проще начать там в будущем наши уроки по интересам,- она еще раз кивнула,- До скорой встречи,- попрощавшись с Малфоем девушка еще на какое-то время задержала на нем свой взгляд, а после отправилась к себе. Ей необходим был отдых.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC