Хогвартс: взрослые игры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хогвартс: взрослые игры » Архив завершенных эпизодов » Другая магия. Дополнительное занятие


Другая магия. Дополнительное занятие

Сообщений 31 страница 60 из 93

31

Картинки той ноябрьской ночи плыли перед глазами. Варвара не задумывалась о том, почему "удушье" застигло ее именно сейчас, когда, как ей казалось, она встала на путь к разгадке. Скорее сейчас практикантка вновь чувствовала страх и панику, которой тогда, в самом конце происшествия с "драконом" она поддалась. Второй раз опуститься в омут уже известной тьмы было куда сложнее и страшнее. Раду даже не успела осознать, что сейчас в толпе разных и разных людей ей конечно же сразу смогут помочь и бояться не чего. И каково было ее удивление, что первым на помощь, да еще и с конкретным действием подоспел Скорпиус.
- Нет... ничего... просто что-то произойдет,- с шумом выдыхая, продолжая глотать воздух как что-то очень ценное, словно сама Варвара находилась сейчас под водой и тонула. Хотя приближение и обращение Малфоя ей помогло успокоиться, помогло вспомнить, что бояться нечего, ведь сейчас она не одна. Да, возможно все снова было иллюзией и игрой, но заклинание, которое с такой удачей и силой исполнил слизеринец помогло ей успокоиться, приблизиться к своему абсолюту,- Нет. Она не поможет,- уже совершенно спокойно, хоть и тихо. Ведь чара помогла лишь успокоить нервы, но корсет продолжал сковывать и сдавливать, не позволяя по-человечески дышать,- А вот девочка... рядом,- и только Айра сказала эти слова, которые скорее всего смог услышать только Скорпиус, ведь говорила практикантка очень и очень тихо, в коридоре, впереди появилось "нечто", не являвшееся темной девочкой, которую ждала Варвара. Из-за спокойствия разум практикантки работал, как часы. Она мигом определила, что этот волк ни есть иллюзия той темной силы, ведь "девочка" любила играться, а это животное действовало очень и очень прямолинейно,- Что-то не так, это не она...,- если бы не заклинание слизеринца, Раду поддалась бы неестественной для себя паники, но сейчас она стала озираться по сторонам, ища то, что чувствовала, то что не позволяло ей дышать. Она была уверена, что с волком кто-нибудь да справится. Впрочем все снова было из-за волшебства, под которым она находилась.

+1

32

Скорпиус нахмурился. Сообщение мисс Раду показалось ему верхом отсутствия какой-либо конкретики. Что значит «что-то произойдёт»? Где оно произойдёт, когда, а, главное, с кем? Очевидный, казалось бы, ответ «здесь и сейчас» не то, чтобы не приходил Скорпиусу в голову, он старался не обращать на него внимания, чтобы не беспокоить интерна лишним любопытством. Сейчас мисс Раду была явно не в состоянии вести активной беседе. Выражать ей своё недовольство по этому поводу или пытаться что-то уточнять, казалось Скорпиусу бесполезным. Его же собственные чувства были напряжены и взвинчены до истощения, и полагаться на них он не мог.
«Позже», — решил он, вновь не улавливая, кто, кому и почему не поможет. Конечно, Скорпиус знал, что даже превосходно сотворённое заклинание спокойствия не даст мисс Раду воздуха, но он не стремился именно к этому действию. Более того, познания Скорпиуса в колдомедицине были довольно поверхностны, и рисковать их применением на девушке без категорической на то необходимости, он не собирался.
Ничего не зная о состоянии интерна, Скорпиус лишь попытался успокоить её, полагая, что, таким образом, успокоит её неровное дыхание. В какое-то мере, это, видимо, получилось, но с самой проблемой, с источником плохого самочувствия Варвары, он, разумеется, не справился.
Мисс Раду… — начал Скорпиус, стараясь говорить мягко и вкрадчиво, но в его голосе, тем не менее, звучало нетерпение. Он хотел сказать, что всё это значит, хотел уйти подальше от места преступления, и прекрасным поводом для этого служила необходимость отвести интерна в больничное крыло.
Несмотря на это, юноша прервал себя на полуслове. Его правая рука, всё ещё лежавшая на плече мисс Раду, непроизвольно сжалась.
— Какая ещё девочка?! — чётко, с явным напряжением в голосе спросил Скорпиус, но мисс Раду, казалось, не слушала его. Она активно озиралась по сторонам и словно бы искала… — «Кого?!» — Скорпиус знал только одну «девочку», способную довести до истерики, и даже вероятная перспектива того, что он вновь попадёт в её игру, его нисколько не радовала.
Мир пока не утратил свою иллюзорность: красные и синие полосы дрожали, давая коридору гипнотическую окраску. Из-за неё смотреть было сложно, почти больно и тошно, но юноша всё равно быстро огляделся, нашёл глазами Гвен, опустил взгляд на пса и посмотрел в другой конец коридора. Он ещё не паниковал и не боялся, хотя беспокойство мисс Раду уже, казалось бы, передалось и ему: лицо Малфоя побледнело, а его руки в один миг стали холодными. Скорпиуса пробил озноб. Было ли это чувство объективным или оно росло на страхе, юноша не знал, но из противоположного конца коридора к ним на самом деле неслась какая-то злобная тень с золотыми глазами.
«Чудовище? Животное? Волк?» — спешно перебирал Малфой, поднимая руку с зажатой в ней волшебной палочкой. — «Моргана и все её поклонники, что эта тварь здесь делает?!»
Murus! — бросил Скорпиус не столько в животное, сколько в коридор, стремясь огородиться от несущийся на них зубастой опасности.
[dice=11616-1:10:2:результат чар]

+3

33

Участники семинара один за другим входили в коридор, вслед за Максимом осматривая изменённое иллюзией пространство. Парень закрутил головой, оглядывая теперь несколько упорядоченный узор сине-красных тяжей, сколько лица присутствующих. То, как двигаются их глаза, меняется выражение лиц и движения тела. Несмотря на некоторое единство того образа, что видели сейчас волшебники и волшебницы, почти наверняка имели место некие различия. Кто-то из них мог увидеть больше, кто-то - меньше. А кто-то, как и выходец из ЧАВО, не увидел почти никакой разницы...
Долго осматриваться в поисках хотя бы какой-то зацепки ему не дали - произошло сразу два события, заставившие юношу на время отвлечься задачи семинара. Он услышал чьё-то частое тяжелое дыхание, как будто кому-то из присутствующих резко стало очень плохо. Отвлекаясь от слегка подрагивающих, словно водная гладь от прикосновения упавшего листа, линий магии, Воробьёв нашёл взглядом мисс Раду, побледневшую, судорожно хватающую ртом воздух.
Парень было дёрнулся в сторону интерна чар, намереваясь предложить свою помощь, как заметил спешащего к ней Малфоя. Тот действовал очень быстро, уверенно и настойчиво. Было видно, что этот с виду довольно хрупкий парень готов едва ли не на руках отнести в лазарет задыхающуюся девушку, если ей вдруг придёт в голову возражать.
Наблюдая за его действиями, за тем, как он умело воспользовался заклинанием спокойствия, Воробьёв вздохнул со смесью облегчения и одобрения - он бы сам не поступил бы лучше. Как бы не развивались события дальше, Скорпиус определённо был тем, кому можно было доверить заботу о мисс Раду.
По крайней мере, ему точно удалось облегчить состояние молодой девушки, судя по её реакции.. они начали о чём-то тихо переговариваться, однако Воробьёв уже не прислушивался, поскольку его внимание привлекла мисс Нотт, а точнее тихое рычание Сета, который следовал за девушкой всё это время. Макс непроизвольно перевёл взгляд на пса, который обычно не имел привычки подавать голос. Любимец Мишеля был очень умной, спокойной, а главное - отлично выдрессированной собакой, которая не станет растрачиваться на истеричную брехню по любому поводу. Даже вчерашнее недружелюбное приветствие было лишь предупреждением, чтобы парень не слишком приближался к той, кого ему было велело оберегать.
По достоинству оценив прижатые к голове уши и угрожающий оскал, Максим проследил глазами туда же, куда и Сет - за спину всё ещё стоявшего в другом конце коридора профессора Катца. Проследил - и замер, не веря тому, что видит. Нечто чёрное, почти осязаемо плотное замерло позади тибетского волшебника. Существо, лишь отдалённо напоминающее затаившиеся по углам помещения тени, являло собою волка, сотканного из всех оттенков тьмы. Неведомый зверь казался тем самым зияющим разрывом в переплетении переливающихся нитей, который всего несколько минут назад ожидал увидеть Воробьёв.
Юноша выпустил воздух из лёгких с резким хрипом, в одно мгновенье осознав, что это существо - не часть иллюзии профессора Катца, а неподдельная реальность, невероятно враждебная и опасная для всех, кому не повезло встретиться с нею в этой коридоре. В то же мгновение тварь перешла в атаку и первой её жертвой мог стать стоявший к ней спиною преподаватель. Будто очнувшись ото сна, русский волшебник крикнул, одновременно обнажая волшебную палочку:
- Профессор Катц, сзади! - и выбросил руку вперёд, в сторону несущейся на них тьмы, вслед за сориентировавшимся раньше него Скорпиусом выкрикивая заклинание:
- Everdo Statim!
Он хотел тем самым хотя бы на время отбросить бешеную тварь назад, пока она не набросилась на мужчину.

Офф-топ:

Прошу прощения, я ошибся и бросил дайс в этой теме, а не после поста:
Общая информация по дайсам. Дайс до поста

Отредактировано Vorobev Maksim (2014-12-14 10:18:20)

+3

34

Как говорится в пословице, один сильный ход заслуживает второго*, поэтому, хорошенько забив предстоящее волнение едой, Пенелопа после ужина явилась в означенный коридор для практики. То, что она вчера сначала не почувствовала никакого влияния сотворённого профессором места силы несколько обескураживало, но любопытство всё ещё оставалось крайне сильным. Посмотреть, чем на "энергетическом" отличается место убийства от обычного коридора - это очень захватывающе! Да и на просто коридор поглядеть любопытно: сама Пенелопа в групповых иллюзиях до этого никогда не участвовала. Как, наверное, и большинство из присутствующих.
Пенелопа негромко попривествовала всех и разом простым пожеланием доброго вечера, и попыталась слиться со стеной, что было маловероятно в футболке с имперским штурмовиком и кислотно-жёлтой расстёгнутой толстовке, в цвет с кедами. Даже потёртые джинсы в этом оплоте магии не в тему. Но что поделать, в мантии Пенни чувствует себя как в балахоне: форма словно подчёркивает каждую грёбанную складку!
Многих она узнавала по вчерашнему занятию: тут и Малфой, и интерны, и Крам вместе с другими хаффлпавцами, и по-прежнему незнакомый ей  русский парень с Райвенко, который вчера одобрительно реагировал на её заклинания - Пенни чувствовала себя настолько неловко на этих занятиях среди взрослых и абсолютно чужих ей ребят, что всерьёз обрадовалась этому незатейливому одобрительному жесту. Может, стоит с ним познакомиться? Чтобы хоть было с кем парой слов перекинуться, а не стоять дурой  под портретом какого-то древнего зельевара в полном одиночестве. Были и новые лица: старшекурсница слизеринка с чёрной собакой - животным того самого сомнительно чувака, который обвиняется в убийстве. Такая лояльность была странной. Все ведь улики указывали на египтянина, но его друзья очевидно в это не верят. Вроде даже пытаются как-то доказать невиновность, хотя это уж точно дело профессионалов. С другой стороны, от своих друзей Пенелопа бы тоже не отступилась. Тем более, что такое единодушие улик само по себе подозрительно и намекает о подлоге. Кто знает? Может и правда лишь несправедливо обвинённая жертва. Тем более, что мисс Раду говорит, что никакого ритуала вообще не было - а парня-то в некромантии обвиняют. За такими невесёлыми размышлениями Пенни заметила, что уже добрую минуту сверлит девушку с собакой и её приятелей взглядом, что заставило её панически отвернуться и надеяться, что никто о ходе мыслей не догадывался и вообще не станет её трогать.
К счастью, вскоре все перестали шушукаться между собой, так что теперь Пенни не тупо стояла, подпирая стенку, а слушала преподавателя. Она не бывала на предыдущих семинарах, но про модель Моратти где-то читала. Только вот изображения не прилагалось, что делало визуальное представление модели весьма проблематичным. Пока она решала, что лучше: промолчать и просто прошляться со всеми полтора часа или же спросить, выставив собственное невежество, необходимый вопрос уже задали. И теперь Пенелопа вглядывалась в переплетение красных и синих линий, образующих куб. Интересно, почему только два цвета? Даже перехода нет. Однако мистер Катц дал понять, что все вопросы следовало отложить на другое время. Да и никакого желания становиться следующим объектом нападок Малфоя не испытывала.
Так что вместо этого она быстро выкинула из своей головы неуютные мысли о том, что собирается идти в компании с целой кучей друзей вероятного убийцы на место этого самого преступления, закрыв глаза и сосредоточившись на представлении переплетения тяжей магии, образующих совместно куб. Бубнящий голос, зачитывающий какое-то сложное заклинание для создания групповой иллюзии, помогал погрузиться в спокойное медитативное состояние, отринуть всё ненужное.
Где-то через минуту она открыла глаза, как и было велено, и невольно охнула: всё вокруг покрыли тонкие ровные цветные линии, практически скрыв собой обычные стены. Всё переливалось. Синий-красный-синий-красный. Неужели все вокруг сейчас видят то же самое? И мистер Катц поддерживает эту иллюзию? Это было удивительно. Движение нитей словно было куда-то направлено и вовсе не выглядело беспорядочным. Отлипившись от стены, Пенни внимательно смотрела вокруг и запоминала всё, что только можно: положение тяжей магии, их поведение и изменение. Однако вскоре это стало наскучивать, вводить в какое-то сонное состояние, внимание рассеивалось и притуплялось, так что призыв пройти в соседний коридор - место настоящего убийства! - был весьма кстати.
Пенелопа не сомневалась, что отличия будут огромными: не может же насильственная смерть не оставить своего отпечатка на месте! Она бы не удивилась, если бы тяжи стекались к месту убийства и складывались в слова "Убийца - дворецкий!". Однако сразу никаких видимых различий с предыдущим коридором она не заметила. В обычном виде в коридоре давно оттерли кровь и прочие следы, убрали все улики. Так и в иллюзии, словно кто-то прибрался, приведя тяжи магии в обычный, присущий любому другому месту порядок. Но, словно пятно на периферии зрения, Пенелопа замечала что-то неладное. Потребовалось добрых пару минут, чтобы найти смущающий момент: в одном месте на полу, возле самой стены плавный и упорядоченный ход линий прерывается странной мелкой волной, небольшими буграми, как у кипящего на огне причудливого зелья. Не решаясь прервать всеобщее молчание - не считая наверняка тупых перешёптываний Малфоя и мисс Раду - и сосредоточенность, девушка усаживается на корточки у необычного места, запоминая его во всех деталях. Такое поведение магических тяжей обязательно что-то значит! Может, это важно. И поможет оправдать, ну или доказать вину египтянина?
Достав из сумки на плече кусок пергамента и цветные чернила, она начинает зарисовывать увиденное, жалея о невозможности просто сфотографировать - всё было бы проще! - когда слышит внезапный крик и плюхается на жопу, проливая чернила на себя. Ха-ха, очень смешно, - она заранее готовится к граду насмешек, резко разворачиваясь к остальным и вставая.
Но то, что она видит, заставляет её вмиг забыть свой страх быть осмеянной. Это ничто, по сравнению со страхом быть съеденной. Этот сгусток тьмы, что несётся прямо на них, хоть вовсе и не Фенрир по размером, с лёгкостью проглотит всех их. Разорвёт на кусочки, разбрасывая по полу требуху и вытягивая жилы, заливая внутренности чёрной слюны.
Вокруг уже свистят заклятия и, решив, что хрен кому отдаст свои жиры без боя, Пенелопа вслед за тем самым парнем с Райвенкло, кто подбодрил её вчера, выбрасывает руку с палочкой в сторону монстра:
- Сonterum! - кто сказал, что сминать можно только ненужную бумагу?
___________________________________________
* One good turn deserves another
[dice=21296-1:15:3:смять волка]

Отредактировано Penelope Sylvester (2014-12-14 15:32:09)

+3

35

Доусэр огляделся, пытаясь различить в нереальной обстановке хоть намек на следы недавнего события. Полосы больше не искрили зеленым, не меняли своего течения, не смешивались. И никто пока не начинал больше в панике озираться, ни на что не показывал (наверняка было бы на что – обратили бы внимание всех). Значит – ничего? «По логике иллюзия должна показать концентрацию энергии в каком-то месте, что-то необычное,  если конечно для этого не нужно ничего кроме нее, никаких больше манипуляций… Мы как-то не так смотрим?» Он краем глаза заметил, как толстушка с его факультета, которую он помнил разве что по вчерашнему уроку, склоняется над чем-то, и повернулся к ней, но сам он не видел, что такого примечательного она нашла в куске пола. Хотя не исключено, что просто рассматривала иллюзию в деталях. «Или – каждый видит свое?» Джон прищурился, хмуро окинув взглядом пространство вокруг нее. Лучше не стало. Сегодня он явно не был настроен на работу, возможно это мешало уловить те тонкости, что удавалось узреть кому-то еще?
Резкие выкрики (слышнее всего было конечно Макса) заставили его рывком развернуться, к тому моменту наблюдаемая им Сильвестр уже падала на пол, а с другого конца коридора на них мчалось… «Какого… ЧТО ЭТО???..» Судорожно выдохнув, Джон пару секунд потерял на то, чтобы осознать, что это не часть иллюзии. Черное существо было не тем самым сгустком энергии, который он искал глазами, и уж точно не входило в планы Катца на демонстрацию места преступления – потому что Катц пока еще вменяем, и травить студентов волками – как-то непедагогично. Но самого Катца он в этот момент вообще не видел, как и всего остального окружающего пространства, все мысли резко куда-то пропали. На них неслась огроменная черная хрень, непохоже было, что она пройдет насквозь или рассыплется на разноцветные нити, достигнув цели, а вот что врежется, сшибет и вопьется зубами в первого, кто попадется на пути – очень даже похоже. С каждым ее движением в их сторону все больше холодело на сердце, а двигалась она невероятно быстро, и это был наглядный пример эффекта неожиданности. Зря он расслабился, зря перестал ждать подвоха от иллюзии в казалось бы безопасном школьном коридоре. Понадобилось немалое усилие, чтобы выйти из ступора и вскинуть руку с палочкой, по инерции встав в более твердую и при этом мобильную стойку - упершись ногой в пол и готовясь устоять или отскочить, смотря что сделает волк. Все, что приходило в голову, в тварь уже, так или иначе, бросили: и щит, и первое что придумалось – отбросить ее саму, и что-то еще, что Джон не слышал, так как в момент чары Пенелопы как раз в ужасе рассмотрел что на них летит и ему было не до того. В итоге из всех хаотично вспоминающихся за секунды вариантов он не нашел ничего лучше чем выкрикнуть:
- Depulso! – и тут же занести палочку для еще одной чары на случай, если ничего не подействует и волк, который уже был ближе, чем хотелось, все-таки до них добежит. Хотя при такой скорости – гарантии, что он успеет, не было.

[dice=1936-1:10:2:отталкивающая чара]

Отредактировано Jonathan Douser (2014-12-15 18:37:23)

0

36

http://se.uploads.ru/GZAve.jpg

Практически все чары, что были брошены во внезапно появившегося в коридоре волка были не то, чтобы такими уж щитовыми, но нацелены именно на это. Три из четырех. И только одна чара была попыткой атаковать. И, надо сказать, очень интересной попыткой.
Однако тьма не успела допрыгнуть до щита, поставленного Скорпиусом, когда что-то ее остановило. Не отбросило, конечно, но все же остановило и заставило отступить...

А между тем с другой стороны внезапно раздался громкий пискливый лай. Кто-то из непросвещенных мог бы сказать, что лай принадлежит мелкой псине Ру, но нет. Лай доносился откуда-то из-за спин находящихся в коридоре студентов и не только. Лай принадлежал маленькой собачке, которая каким-то образом, своими глупыми прыжками, попытками встать на задние лапки и казаться больше, умудрялась занимать почти весь выход из коридора. Глупо, конечно, считать, что это маленькое животное способно хоть как-то преградить путь  хоть кому-то. Хотя... что за глупость!? Собачка может и укусить! Больно за ногу! И порвать штаны. Да-да-да! Вот уж что она может точно, так это порвать штаны! И пусть только кто-нибудь попытается пройти мимо этого маленького страшного и свирепого зверя!
И, судя по всему, маленькую собачку совершенно не пугало наличие почти прямо перед ней (ну, в самом деле, что для большого волка преграда из какой-то кучки детишек?) огромного зверя, способного раздавить ее одним когтем. Ну ладно, это, конечно, было сказано сильно утрировано, но все же около того это было. Собачка заливалась лаем и определенно не собиралась затыкаться, раздражая слух всем, кто так или иначе был достаточно чутким к этому способу взаимодействия.

0

37

Гвендолин, казалось, оцепенела, глядя на появившегося волка, будто сотканного из тьмы. Все звуки коридора отошли на второй план. Ближе всего казалось сейчас ворчание Сета.
"Как это чудище вообще сюда попало?" - мысли, как на зло, шли вяло и медленно, пока к ученикам с пугающей скоростью приближалось это существо, сверкая желтыми глазами. А Гвен вообще не могла даже взгляда отвести, не то, что поднять руку с палочкой. Она слышала, что окружающие пытаются остановить волка заклинаниями. Но узнала лишь голос Малфоя. И был он лишь относительно рядом, что совсем не радовало.
"Что же я-то стою, как столб?" - Сет у ног метался, рычал и скалился, хотя шансы его против этой твари явно были равны нулю.
Проблема была в том, что все произошло слишком внезапно, а отточенной реакции на подобные ситуации у Гвендолин Нотт не было. Можно было бы среагировать спонтанно, но Гвен так не могла. Ей нужен был расчет и уверенность в результате. Или хотя бы в том, какое заклинание нужно использовать. Странно было, что страх парализовал тело, но не разум. Мысли продолжали течь, тогда как даже если было бы куда сбежать, она бы вряд ли смогла сдвинуться с места.
В итоге, к тому времени, как девушка подняла руку с палочкой, волк остановился. Причем, не ясно было, из-за попавших ли в него заклинаний или... С другой стороны коридора послышался лай. Причем, принадлежал он явно не большой собаке. Гвен медленно обернулась, и брови сами собой поползли вверх. Неужели, это существо заставило волка передумать? Не верилось. Но тем не менее, память услужливо подкинула воспоминание о рассказах свидетелей появления некой маленькой черной собачке. Ведь тогда, во время допроса, речь шла о подобной. И то, что ее видели тогда... К тому же, рычание Сета как-то изменило тональность. В нем теперь чувствовались нотки не то, чтобы истеричные, но Гвендолин, когда опустила взгляд вниз, увидела что пес сейчас готов разорваться на две части. Он реагировал и на первый источник опасности, и назад, за спины учеников. Ничего хорошего поведение Сета не предвещало и предвещать не могло.
Гвендолин захотелось прижаться спиной к чему-нибудь надежному, чтобы не ощущать угрозы со всех сторон, но такой возможности не было. Не к стене же отходить. Да и ей это не казалось безопасным.
И еще более странным казалось бояться чего-то маленького и с виду безобидного.

0

38

Болгарский маг полностью сосредоточился на задании и не обращал особо внимание на творящееся вокруг. Все голоса, шорохи и шумы, что издавали все, все они были словно бы на глубине в восприятии ученика, кроме разве что исходящих от учителя, ибо его было нужно держать во внимании. Хотя бы для того, чтобы не упустить из виду когда он даст новое задание, либо же предложит например пройти дальше. Собственно, предложение не заставило себя долго ждать.
Крам не ломанулся в числе первых, неторопливо шагая вперед, да продолжая наблюдать за окружающей обстановкой, постепенно привыкая к ней. Вот уже и не удивляют его легкие колебания полос при каждом шаге у ног, вот уже и не рябит в глазах от очередного перелива. А через еще немного времени он привык окончательно, воспринимая все совершенно спокойно. Дыхание нормализовалось, шум в ушах прекратился, сознание окончательно прояснилось и было готово к получению информации, равно как и к ее анализу.
Но на первый взгляд вновь прислонившегося к стене юноши все было ровно так, как и в предыдущем месте. Все такие же полосы, аналогично переливаются, огибая и покрывая пространство. Но потом, когда он окинул взглядом место, где должна была стоять не то ваза, не то доспех рыцаря, ибо нечто такое он припоминал тут, взгляд уловил одну особенность.
Очередная полоса, как и множество других, но эта не переливалась никаким цветом, а была просто красной. Красной и от чего-то ассоциирующейся со словом нить. Причем толстенькая такая, ибо эта полоса, выходившая из-под других линий, казалось была несколько толще прочих. Определить ее начало не представлялось возможным, ведь оно скорее всего было сокрыто другими линиями, а может и не было, поди узнай сейчас это. Конец тоже отсюда не наблюдался, ибо дальше красная полоска шла к профессору и уходила куда-то за него.
Уходила туда, где уже проявлялось нечто темное и со светящимися глазами. И мозг четко твердил о том, что это не входит в планы учителя, что это явно опасно, чем оно бы там не было. Но более четкой картины в голове не появлялось, ибо парень понятия не имел что же это такое. Был он уверен лишь в том, что от этого надо защищаться, но творить чары волшебник не торопился, хотя бы потому, что нужно было понять работает ли вообще магия на эту тварь. А поскольку метателей колдунств тут и так хватало, то получение нужной информации не заставило себя долго ждать.
Судя по увиденному, что наверное и следовало ожидать, магия особо не работала. Уж такого уровня точно. Ибо не она остановила зверя, но лай одного мелкого и до боли знакомого Краму существа. Он прекрасно помнил эту мелкую псинку, что не так давно украла три палочки, заставила за собой бегать, а потом еще и в здоровенную, а что важнее, в опасную тварь превращалась. И вот это уже было действительно плохо, ибо на собачуху магия тогда тоже не шибко действовала.
Но, как бы там не было, а действовать было надо. Юноша рванул к светловолосой девушке с собачкой, вроде бы ее звали Гвендолин, по пути попытавшись потянуть за собой представительницу Равенкло, которую недавно угощл бутербродами. Впрочем, особо тащить не стал, лишь чуть потянув за собой и тут же отпустив, давая понять, что готов помогать, но насильно не будет. Все же ее, в отличии от блондинки, от вообще не знал. С Гвен же он пересекался чаще, да и пару раз она ему помогала, так что решение помочь и прикрыть именно ее, оно было вполне понятно. Тем более, что рядом с ней был тот самый хороший пес египтянина.
Подбежав к светловолосой болгарин встал за ее спиной, повернувшись к мелкой собачушке, да вооружившись палочкой в правой руке и посохом в левой. Было некоторое чувство дежаву, ибо не столь давно он уже прикрывал собой одну женщину. Правда тогда не было риска быть укушенным псом египтянина, а сейчас он был, но Крам надеялся что тот окажется достаточно умным и поймет что ему помогают. Если же укусит, то обижаться не было смысла, ибо он ведь просто оберегает Гвен, все просто...

0

39

Apocalyptica – Deathzone

Все было бы проще, подумай Катц о запросе разрешения на легилименцию до того, как начал занятие. При чужом открытом разуме считывать информацию было гораздо легче. Но... снова, как и вчера, Эзра подумал об этом несколькими минутами позже. Впрочем, это было не настолько критично, как могло показаться. Ничего серьезного в этой ошибке не было, так что смысла корить себя за небольшую оплошность мужчина не видел.
Занятие проходило в своем темпе. Эзра плавно переводил взгляд с одного студента на другого. Каждый из них определенно что-то видел. А если не видел, то получал знания другого уровня. Показать, как, возможно, зарождается место силы, это ни с чем не сравнимый опыт в этой области. Искусственно созданное место таким обладать, конечно, не будет. Оно сделано заклинанием и в считанные мгновение. Настоящие места рождаются дольше.
Однако через сравнительно небольшой промежуток времени с того момента, как мужчина встал ближе к другому концу коридора, он понял, что провести урок так, как было запланировано, ему не дадут. Он смотрел за спины детей, и его видение этой иллюзии несколько отличалось от видения остальных. Это было нормально: Эзра был создателем заклинания, и он понимал в чувстве магии пока что больше, чем остальные участники занятия. То, что он видел, несколько его напрягло. За спинами учеников, начиная от поворота в этот коридор, линии темнели и сливались в черную массу. Ничего хорошего это поведение иллюзии не говорило. А когда иллюзия там начала рассыпаться...
Катц перестал поддерживать своей силой иллюзию. Постепенно она рассосется сама, когда детям станет уже не до нее, а мужчина хорошо понимал, что вскоре станет. И сейчас волшебник, не понимая, что это за подступающая тьма, решил сначала обезопасить детей, а потом уже разбираться со всем остальным. Он начал творение чары до того, как что-то появилось за его спиной, однако чара, которую он делал, требовала больше времени, чем у него было.
Скорпиус Малфой направил палочку в сторону Эзры и выкрикнул щитовую чару, почти ту же, что творил и сам мужчина, следом Максим, предупреждая Катца о наличии сзади опасности, попытался что-то позади него отбросить. А ведь Эзра не заметил, что что-то подступало еще сзади. Вот за это уже можно было себя корить. Но времени не было совершенно. Под возгласы Пенелопы и Джонатана, также быстро среагировавших на появившуюся опасность, тибетский маг быстро сделал два шага в их сторону, направляя раскрытую ладонь вперед, а потом проводя этой же рукой у себя над головой, словно обозначая линию, по которой должна пройти чара. И в это время с той стороны, куда смотрел Катц, залаяла какая-то мелкая собака.
- Murus Totalum, - он не кричал, просто произнес. На его лице не отразилось никакой эмоции. Он продолжал быть абсолютно спокойным.
Это заклинание, усиленная версия простого Murus, создавало щит-сферу, и в случае творения сейчас имела уровень Hard Maxima, потому что была призвана защитить не одного человека. Чара удалась на славу.
"Собака?" - даже мысль об этом казалась ему недоуменной. В самом деле, эту тьму притащила с собой собака?
Но в ту же секунду, когда Катц закончил творение этой чары, он развернулся, вставая боком к обоим концам коридора, чтобы видеть всю пришедшую опасность.
И, если с одной стороны их "атаковала" мелкое животное, то с другой угроза казалась куда более весомой, поэтому двойной щит там определенно не вредил, а был даже на пользу. Еще бы кто-нибудь поставил второй щит с другой стороны.
Времени было немного и, поскольку первое действие по защите Катц сделал, то вторым действием он сделал то, что посчитал важнее.
- Admonitorium, - вскинув руку вверх, Эзра сотворил чару, оповещающую персонал школы о том, что творится в коридоре. Безусловно, об этом должны были узнать как можно раньше. Он слишком хорошо понимал, что его силы, даже вкупе с силами интернов (а они ведь тоже были совсем юными), может не хватить. И подвергать опасности детей было неправильно.
А теперь надо было понять, что делать с опасностью. Волк, судя по всему, отреагировал на чары слабо, если отреагировал вообще. Тьма есть тьма. Она всегда будет реагировать на свет. Но его Катц решительно приберег на крайний случай, начав формировать в своих руках совсем другое заклинание. Но на него нужно было время, а все имеющиеся секунды он пока потратил на два предыдущих.

Отредактировано Ezra Katz (2014-12-22 12:49:51)

+4

40

Всего за несколько мгновений стройное течение внепланового занятия нарушилось, превращаясь в целый водоворот событий. Вновь вскинув волшебную палочку в боевую готовность Максим краем уха слышал голоса других ребят, вздохи и суетливые движения. Где-то сзади  раздался девичий голос, выкрикивающий сминающее заклинание - похоже девушка перепугалась настолько, что использовала первое, что пришло в голову. Вслед за этим Доусэр послал в сторону "волка" аналогичную использованной русским волшебником чару, видимо тоже желая оттолкнуть бешеную тварь, пока та не настигла профессора Катца. Тот тем временем сделал несколько шагов вперёд, почему-то не торопясь оборачиваться назад, одновременно совершая плавное и широкое движение раскрытой ладонью перед собой, а затем над своей головой.
Ещё не совсем понимая действий учителя, Макс дёрнулся вперёд, навстречу мужчине и тьме с золотыми глазищами и влажным провалом истекающей чёрной слюной пасти... и спустя миг замер на месте, как вкопанный.
Тварь остановилась. Не удалась о щит, не отлетела назад, не собралась в комок, повинуясь панической атаке одной из студенток. Казалось, использованные против неё чары не оказали никакого эффекта.
Однако она встала на месте и будто даже отступила назад... потрясённый мальчик не сразу услышал чей-то визгливый лай, доносившийся откуда-то из-за спины. Не веря своим ушам, Воробей повернул голову и бросил взгляд на Сета, являвшегося до недавнего времени единственным существом в этом коридоре, способным лаять. И сразу понял, что источником этой сумасшедшей брехни является вовсе не питомец Мишеля, который сейчас, казалось, был готов разорваться на две части в попытке не допустить к оцепеневшей Гвен ни бешеную желтоглазую тварь, ни... небольшую собачку, похожую на той-терьера, заливавшуюся громким лаем в другом конце коридора.
Брови Максима поползли вверх, а рука с палочкой медленно опустилась. Он был просто растерян и сбит с толку. Метнувшийся к мисс Нотт Крам, который на ходу успел вооружиться и посохом, и волшебной палочкой, ещё вчера таким поведением вызвавший удивление и усмешку, сейчас выглядел так, будто собирается вступить в неравный бой... с чем?
Воробьёв пригляделся к едва ли не пританцовывающей на тонких кривых ножках собачке, которая одним своим бесстрашием нарушала все представления юноши о маленьких нервных домашних любимцев, которых обычно таскают под мышкой заботливые хозяйки. С виду той-терьер казался совершенно безобидным существом. Шумным, суетливым, но абсолютно безопасным с точки зрения Максима. Однако Сет, воспитанный умный пёс, не склонный истерично брехать и кидаться на окружающих по любому поводу, рычал на пёсика столь же агрессивно, как и на замершую с другой стороны коридора тварь.
Тварь, замершую только тогда...
"... когда она услышала этот лай" - осознал русский маг, переводя взгляд на желтоглазое чудовище, стоявшее неподалёку от магического щита.
- Что здесь, черт побери, происходит?... - едва слышно выдохнул Максим, вслед за профессором поворачиваясь боком, чтобы лучше видеть оба конца коридора. Он поднял палочку вверх, в любой момент готовясь к бою.

Отредактировано Vorobev Maksim (2014-12-24 22:20:25)

+1

41

Было странным, что Крам подбежал к ней, стоило ей подумать о том, что хотелось бы чем-то прикрыть спину. Но еще более странным показалось то, что он и сам не посчитал необходимым прикрывать ее от волка, выглядевшего куда более угрожающим, нежели маленькая, но очень звонкая собачонка в другом конце коридора. Теоретически, если бы это был просто героический порыв, он бы скорее закрыл ее именно от крупного и опасного зверя. Гвендолин чуть нахмурилась, пытаясь осознать это обстоятельство, кажущееся неправильным. Впрочем, и зверь остановился именно тогда, когда появилось маленькое и безобидное с виду животное.
Сет, все еще не знающий от кого именно стоит защищать Гвен, вверенную ему хозяином, крайне возмущенно взвизгнул, в прыжке повернувшись к Краму, укусив его за ногу. Но пес не стал вцепляться или рвать зубами - у него были куда более важная задача. Он явно боялся, и появление третьего раздражающего фактора в непосредственной близости от объекта защиты. Во всяком случае слизеринка восприняла это действие как то, что пес таким образом выразил протест. Указывать Сету или ругать его она не могла - не считала такое уместным. Она не являлась ее хозяйкой. Девушка и пес просто заботились друг о друге, пока отсутствовал Мишель. Поэтому, она обратилась к болгарину:
- Отойди на несколько шагов. - голос оказался удивительно-холодным, будто Гвендолин вовсе не испытывала никакого страха. Она даже сама удивилась тому, как жестко это прозвучало. Но ей совершенно не хотелось, чтобы у пса случился нервный срыв. Он итак явно был к этому очень близок. Объяснять, почему лучше сделать именно так Краму, она не стала.

+1

42

http://se.uploads.ru/FvBR1.jpg
Единственное, что хотела и знала черная-черная тварь, это то, что все находящиеся в коридоре были такими аппетитненькими, что хотелось сожрать сразу и всех. И костлявых мальчишек, и пухлых девочек, и даже взрослых, чье мясо вполне вероятно было не так уже свежо и вкусно. Казалось, что тварь, состоящая из мрака, жила лишь одним инстинктом. Это читалось в том, что она делала, это можно было увидеть и в ее желтых жутких глазах. Поэтому волшебники не зря стали действовать, иначе - быть беде. Да, только вот все их чары были не совсем теми, которые могли бы им помочь.
Первый щит, созданный Малфоем, остановил такое быстрое и дикое движение волка, но был сломан очень быстро, а заклинания, что летели следом, почти никак не повлияли на то, что зверь снова стал двигаться вперед. Лишь волшебство, сотворенное Максимом, заставило "тьму" замешкаться. И он бы опять побежал, чтобы ухватить кого-нибудь за сладкий и вкусный бочок, но его отвлекло "нечто", что стало гавкать в другой стороне коридора. Маленькое, визглявое создание довело до удивление волка, что тот, недоумевая, сначала попятился, впрочем он сделал лишь один шаг назад, а потом вновь рванул вперед, врезавшись в щит, созданный Эзрой Катцем. Он был не в силах сломать его сразу. Но и это заклинание в конце концов не станет помехой для темной твари. О чем волк и стал оповещать собравшихся, сначала выдав не то вой, не то ужасный звук, который влиял на волшебников, что сейчас были в коридоре. Некоторые могли почувствовать слабость и страх. Этот звук словно нарушал психологическую устойчивость людей.
Закончив со своей темной "песней", зверь зарычал и снова кинулся на щит, вознамериваясь разбить его и добраться наконец до своей еды.

НРПГ

Все кидают до поста дайс на устойчивость к вою. 1 кубик, 20 граней.

0

43

Безумие вокруг нарастало, но пока что не звучало криков о боли, не было мольбы о помощи и тому подобного, так что все было относительно хорошо. На столько, сколь это могло быть таковым в полной, пардон, жопе. Пес таки укусил Крама за ногу, но в целом не больно, а скорее чтоб тот отошел. Собственно, маг сие и сделал, сделав уверенно шаг навстречу мелкому врагу, чуть ли не одновременно с просьбой отойти от светловолосой. Пояснять тот факт, что Сет мягко говоря нервничал не требовалось, на то это и был факт.
- Не зная что там за черная тварь, но в отношении мелкой шавки я понимаю твоего четырехлапого друга. Надеюсь эта шавка не превратится в ТУ тварь, иначе...
Договорить Рене не успел, услышав жуткий и пронизывающий вой. Мага на мгновение подкосило и он чуть было не выронил посох. По телу бежали мурашки, а зрачки глаз расширились. Нет, паники не было, но нервы сдавали и это было плохо, ибо ежели все это дело пойдет дальше и страх будет расти, то об успешной обороне можно будет забыть. Страхи мешают адекватно думать и анализировать, они побуждают делать тебя неадекватные поступки и просто делают слабее. Конечно, можно было из страха и напротив черпать силу, но что-то подсказывало, что сейчас далеко не тот случай. Когда вой прекратился, болгарин сделал вздох облегчения.
- Какво пишка вой, тъмно плевня? И това абсолютно нищо на крака тук, шибан ... Надявам се да не се превърне в създанието ... - выругался на болгарском после уже выдоха.
Да, грязно и при девушках, но что тут такого, коль такие дела? Не говоря уже о том, что ругань порой помогает снизить стресс, парням уж точно.
Как бы там не было, но надо было готовить оборонительный кардон. То что на мелочь заклинания особо не работали волшебник прекрасно помнил, так что решил не пытаться слать в нее чары впустую, ибо подбирать что подойдет можно долго, а времени особо нет. Беда была только в том, что у него совершенно не было уверенности касательно того, что ему удастся совершить задуманное. Да и это бы точно раскрыло бы его секрет, но делать нечего...
Состояние его было нестабильно и могло случится что угодно. Страх, пусть и не панический, но был, смешиваясь со злобой, на которую была целая куча причин. Именно злость болгар и решил использовать. Он неторопливо поднял посох, а затем с силой стукнул им о пол, при том громко не то рыкнув, а не то каркнув, стараясь выпустить ярость наружу, воплотить ее материально. Да, он пытался сейчас осознанно использовать свой дар и сотворить вокруг себя и блондинки с собачкой барьер в виде огненного кольца. Сработал бы он как защита или нет он не ведал, как и не был вообще уверен в том, что сможет его создать, но попробовать стоило...

[dice=15488-1:20:0:Попытка использования Пирокинеза]

0

44

http://se.uploads.ru/GZAve.jpghttp://sf.uploads.ru/EqaBc.png

События в коридоре развивались очень быстро. Считанные секунды: действие, половина действия - все, что можно было предпринять за время, которое давала запертым в одном небольшом коридоре волшебникам сама ситуация.
Вой волка словно спровоцировал тьму, идущую с другой стороны. Маленькая собачка, которая до того заходилась лаем теперь, как и положено всем маленьким собачкам, взвизгнула, прижала уши к голове, а хвост, как известно, к пузу, заскулила и отступила. В самом деле, что может маленькое несчастное существо противопоставить такому вот огромному зверю, добычу у которого она явно планировала отобрать. Точнее, ну кто же ожидал, что на маленьких людишек будет претендовать больше одной пасти?
Ну да ничего! Выиграет тот, кто больше отхватит. А как отхватить больше? Правильно, призвать хозяйку.
- Какая плохая собака, - бесстрастный голос маленькой девочки, казалось, заглушил даже последующее рычание волка.
Она появилась словно из ниоткуда. Такая же маленькая, несуразная, в белой ночнушке чуть выше худых колен, острые плечи чуть приподняты, голова опущена, из-под русых волос, свисающих сосульками, смотрели два жутковатых светлых глаза.
- Очень плохая собака...

Однако у тех, кто оказался в коридоре, особенно в середине, теперь появилась еще одна забота.
В тот момент, когда посох Крама стукнул о землю, от него по низу волной, словно вода от брошенного камня, начало расходиться довольно высокое (сантиметров тридцать) кольцо огня, которое остановилось ровно тогда, когда достигло необходимого болгарину диаметра.
Конечно, самому Рене это не грозило ничем, за исключением подпаленной мантии. Гвендолин, которая должна была также оказаться за "барьером" огня, повезло чуть меньше: помимо подпаленной мантии они рисковала получить ожог. И все, кто находился в относительной близости к внезапно образовавшемуся огню, так же оказались под угрозой.
И единственным незащищенным от огня вовсе существом в сложившейся ситуации оказался маленький черный пес египетского волшебника, так отчаянно пытавшийся защитить от всех бед сразу человека, которого хозяин поручил ему охранять. Получив первый "удар" от пламени, лысая собака (а даже у лысых животных часто есть маленький пух, в пару миллиметров, но...) жутко и высоко завизжала, подпрыгнула, отскочила назад и снова получила "атаку" расходящегося огненного круга. Сет взвыл еще сильнее, не понимая, что происходит, и почему это невыносимое что-то жжется, делает больно и отгораживает его от девушки. Атаки изнутри пес определенно не ожидал, и все же еще до того, как круг остановился, пес предпринял героическую попытку перескочить через уже куда больше пугающее его, нежели какая-то крайняя тьма, пламя ближе к Нотт, которую пообещал защитить*.

*Действия Сета согласованы с хозяином

0

45

Максим быстро переводил взгляд с желтоглазой твари на маленькую собачку и обратно в попытке понять, что же ему, точнее, что же им всем делать дальше. Послышался возмущённый визг Сета, а вслед за ним торопливая возня и сухое, жёсткое требование Гвендолин отойти подальше. Воробей резко повернул голову в их сторону и увидел отходящего от девушки Крама, который что-то говорил ей в ответ и питомца Мишеля, замершего в напряжённой позе мордой к нему.
"Потому что не надо было делать резких движений. Это может спровоцировать тварь..." - подумал мальчик, чувствуя, как колотится о рёбра сердце, взбудораженное произошедшим. Ситуация всё больше и больше выходила из-под контроля, рискуя стать и вовсе неуправляемой, а это грозило большими неприятностями для всех, кому не повезло оказаться в этом коридоре. Понимал это и учитель, вслед за щитом выбросивший в воздух оповещающую чару.
Сейчас между ними и неведомой опасностью в лице сотканной из тьмы твари, с легкостью уничтожившей щит Малфоя, стоял лишь барьер, созданный профессором Катцем. В отличие от мелкой шавки, лаявшей с другой стороны от собравшихся и не пытавшейся проверить магическую защиту на прочность, она (оно?) бросилась вперёд, ударившись о заклинание тибетского мага всем телом.
Максим невольно дёрнулся назад, вскидывая палочку вверх в жесте, повторяющем широкий пас руками, которым тибетский маг мастерски "накрыл" себя и своих учеников мощным щитом. Но открыть рот и произнести чару, чтобы завершить начатое, он не успел, ибо тьма открыла пасть и... завыла.
Или запела. Или зарычала. Максим не понял и не смог понять, что за звук вырвался из истекающей чёрной жгучей слюной глотки. А может, и самого этого звука не было. Было лишь что-то, что проникло сквозь одежду и кожу и холодной лапой вцепилось в сердце. Вибрация? Иллюзия? Проклятие?
Это было неважно. На самом деле, сейчас ничего не было важно. Кроме того, что он вдруг перестал быть собой. Куда-то пропало всё - пол и потолок, окружающие люди, привычная гладкость волшебной палочки в руках. Остались лишь он, дрожащий, испуганный кусок мяса и влажная темнота провала меж ужасных челюстей. А за нею была смерть, сама настоящая, не киношная. Никаких тоннелей к свету или фанфар над павшим героем... лишь хруст ломаемых костей и металлический привкус крови во рту.
Воробей с хрипом выпустил из себя воздух, зрачки расширились. Он пошатнулся, чувствуя, как слабеют конечности, как выскальзывает палочка из ставших безвольными мокрых от пота пальцев. Сердце билось как сумасшедшее, рискуя высадить рёбра и вырваться наружу. Его стук набатом отдавался в ушах, гася все мысли, кроме одной-единственной:
"Я не хочу умирать"
... Сквозь пелену животного страха вдруг прорвался некий звук. Тоненький, дикий визг существа, мучимого невероятной болью. Русский волшебник вздрогнул, будто приходя в себя ото сна и посмотрел в ту сторону. Оказалось, для этого простого действия ему нужно было поднять голову и убрать от неё вскинутые в инстинктивном желании защититься руки. Он и не заметил, когда успел сжаться в комок, утративший разум и желание бороться за жизнь...
Глазам юноши предстал мечущийся перед расходящимся кругом из пламени Сет и двое студентов, Гвен и Крам, внутри него. В нос ударил отвратительный запах подгоревшей шерсти - это тлела шкура несчастного пса и краешки тёплых мантий Нотт и болгарина. Ещё не совсем понимая происходящее, но догадываясь, что такая неуправляемая стихия как огонь, в узком коридоре может лишь добавить проблем окружающим, Максим выкрикнул юноше:
- Не стой столбом, гаси! - и начал оглядываться в поисках выпавшей из рук волшебной палочки. Странного вида девочка, возникшая рядом с собачкой, в свете произошедшего как-то не успела обратить на себя внимание русского мага.

Отредактировано Vorobev Maksim (2015-01-10 10:37:08)

+2

46

Огонь опасная стихия, особенно когда ты еще не донца освоил его контроль. А уж тем более тогда, когда твое эмоциональное состояние такого, что ты не в силах полностью воплотить в реальность свою задумку. Крам хотел сотворить кольцо огня уже вокруг, но вместо этого кольцо пошло в рост аккурат от точки удара, вопреки желанию. Осознание произошедшего пришло слишком поздно и маг просто не успел попросить у Гвен поднять Сета на руки. Как итог, ежели волшебникам огонь особо не навредил, разве что чуть подпалив мантии, то вот псу досталось. Не смертельно, но явно неприятно.
- Прости, кольцо сработало иначе, не как надо. Успокой и подлечи пса, знаешь лечебные чары? Меня потом прибьешь, а пока мне надо держать защиту... - быстро, стараясь опередить любые возможные действия девушки, твердым и уверенным, на сколько мог в текущем состоянии, прикрикнул Гвен, надеясь на ее понимание.
Болгарин не хотел навредить им и лишь старался защитить, да вот не всегда желания совпадают с реальностью. Как бы там не было, а токмо прошлое уже не вернуть, так что надо было действовать исходя из того что уже было. И щит определенно был нужен, особенно в свете того, что тут появилась какая-то девочка в ночнушке. И нутро подсказывало, уверенно так, что она им не друг и проблем стало лишь больше.
Крик русского парнишки волшебник не то чтоб пропустил мимо ушей, но выполнять его требование определенно не намеревался, а напротив, был готов попробовать усилить огонь при необходимости.
- Обычная магия на мелкую не работает, да и не мелкая она вовсе! Чем указывать мне лучше бы сам попробовал защиту поставить.
Все же ответил, холодно и жестко. Ибо помнил то превращение из мелкой шелупони в громадину, помнил смрад пасти, помнил быстрое приближение острых клыков к своему телу. Тело пробил озноб и пламя на миг поколебалось от волнения и нервов, но лишь на миг.
- Девочка, ты кто и как тебя зовут? - постаравшись сделать голос дружелюбным обратился к малютке в ночнушке, одновременно крепче взявшись за палочку и посох.

0

47

Все происходило слишком быстро, Варваре казалось, что она замедлилась, а все остальные ускорились, пытаясь справиться с проблемами, которые появлялись в этой "стычке". Но от этого своего "сна" Раду пришлось очнуться и очень очень быстро, ведь в коридоре, рядом с маленькой собачкой появилась та, кого смелая и беспристрастная некромантка очень сильно боялась, та, из-за которой Варваре стало тяжелее дышать, но румынская волшебница была сильной девушкой и, собрав остаток сил, она рявкнула на Крама, который всегда казался ей недалеким
- Не приближайтесь к ней! Она хуже, чем волк,- делала это девушка разворачиваясь в другую сторону, показывая Малфою кивком, что лучше бежать вперед, чем обратно,- на нее действовали светлые и лечебные чары, но я в них не сильна,- она говорила это достаточно громко, чтобы всем было понятно, ведь кто-нибудь, допустим та же Сафи, наверняка, могла сотворить нечто хорошее и возможно спугнуть "девочку", как то когда-то удалось ее спасителю.
И Варвара бы продолжила быстро шагать вперед, но дорогу ей преградил огонь и это волшебницу не устраивало, тем более что визг несчастного пса Мишеля только сейчас дошел до сознания девушке и она почти поняла, что же здесь случилось.
- Aguamenti maxima,- такие заклинания интерн чар творила на раз два, почти не задумываясь. Поэтому огонь был потушен, хотя всем находящимся рядом и пришлось вымокнуть достаточно сильно. Но огонь был волшебного характера и простым тушением вряд ли бы прекратился,- не будьте идиотом, не разделяйте группу, - продолжала Раду уже достаточно хрипло, но все еще злостно. В таком состоянии вряд ли бы кто усомнился в том, что сердце этой волшебницы темнее самой темной ночи. Ее ауру нельзя было назвать доброй, она даже чудесно сочеталась с теми флюидами, что сейчас впереди испускал волк. К слову его рык, который был издан еще до появления "ужаса", почти не подействовал на девушку. Причин тому было много, начиная с помощи Скорпиуса, заканчивая собственным состоянием Раду. Сделав еще несколько шагов, Варвара оказалась достаточно близко к Катцу, который должен был, как никто другой, понять ее следующие слова:
- Это она, нам надо вперед,- и не долго думая, Айра сделала то, что было обдумано, но не до конца. Времени было слишком мало, чтобы понять, что подобное решение может оказаться ошибочным, возможно фатальным, но практикантка не привыкла сомневаться. За "путь", проделанный до первой линии перед волком, девушка успела поразмыслить, что сильных светлых чар она не знает, а тварь, капающая слюной, казалась еще какой темной. И, как говорила практика, против тьмы - нужен свет. Единственно, что пришло в голову Варваре, так или иначе связанное со светом, это была молния. И то, о чем она не успела подумать, была вода, которую стоило убрать перед тем, как создавать подобную вещь, ведь заклинание было сложным и оно могло не получиться даже у интерна чар, последствия могли быть разными, но волею судьбы, заклинание получилось и было отправлено в волка
- Ulmen Artus,- с этим силы девушку оставили. Дышать было невыносимо, ведь корсет стягивало все сильнее. "Девочка" была слишком близко. Та самая "девочка", которая забрала ее, которая играла дракона, и которая оставила на румынской волшебнице этот корсет, который затруднял дыхание, забирая силы, не позволяя адекватно мыслить.

+2

48

МакГонагалл водила глазами по стене, замечая новые узлы и сплетения, то сливающихся воедино цветом, то двух сине-красных тонких змеек. Больше всего в этом коридоре ее интересовали картины, хотя особым интересом к искусству она никогда не отличалась. С полотнами было что-то не так. Даже больше не так, чем в тот момент, когда Крам коснулся сетки модели. МакГонагалл переводила взгляд от одной картины к другой. Линии выглядели беспорядочно, до этого момента место, казалось, имело свою особую структуру, но эта теория разбивалась на осколки при взгляде на рисунки, провисевшие здесь возможно со времен основателей. Возможно, это магия на них так отображается, хотя нет... Магия должна быть еще более гармоничной. Последняя картина больше удивила девушку: в отличие от других, она стала образцом ровных линий без единого сгиба или лишних элементов. Эмме сразу захотелось сравнить их обычным зрением, но она решила оставить это на конец занятия.

А зря... Может в обычной плоскости не водились черные волки.
Хотя, если учесть, что животинка принадлежала кому-то, на охоту ее вывели целенаправленно.
Девушка одной из последних заметила приближающуюся тьму, но больше она не испытывала панического страха как при первой встрече в конце сентября. Сейчас в ее руках было оружие - крошечное знание о природе волка, это куда лучше, чем ничего, а при ближнем рассмотрении и при поддержке такой толпы волшебников - весьма весомо.
Эмма оглянулась, ее интересовали Александр Таранов и Езра Катц, оба по разным причинам. Парень был с нею той ночью, когда она нарушала школьные правила и даже больше, он проявлял гриффиндорские качества, которых не хватало самой девушке, с русским у них были кое-какие догадки и планы. Действия же Катца были важны ей только потому, что в тот момент он был главным. И было разумно наблюдать за ним и не мешаться под ногами, раз уж она сама не хотела разбрасываться Люмосом.
Вот началось...Опасаясь за свою шкурку, МакГонагалл не замечала, что происходит с другими.
Эмма вынужденно достала палочку и крепко сжала, готовясь атаковать, если, конечно, никто не остановит волка на безопасном расстоянии от нее. Она стала  вполоборота, выставив правую ногу немного вперед. Губы едва заметно шевелились, произнося заклинание по буквам, но рука, выжидая, не рисовала в воздухе узор.
Девушка услышала лай, а точнее, тявканье мелкой собаки, сперва она подумала, что это Сет. Но, кажется, сколько хватило памяти, он издавал не такой лай. Значит? Что это значит, МакГонагалл предпочла пока не думать...
Крам! Болгарин рванул вперед и попытался потянуть за собой Эмму, сбив ее шепот и поломав "боевую" стойку. ЗАЧЕМ! СТОЙ! Но куда его было остановить, тем более мысленно...
- Стой! - прокричала девушка в спину такому резвому болгарину, - но ее голос потонул в шуме летящих чар.
Эмма снова оглянулась на Эзру Катца, похоже он действовал максимально правильно, по крайней мере, его действия выглядели в глазах МакГонагалл очень логичными. Именно так следовало поступить в сентябре - выставить щит и позвать на помощь.
Волк залаял. Любой щит для него лишь временная преграда и этот лай, казалось, был насмешкой. Но все же... Зачем выводить его на охоту, если оно не справилось с тремя школьниками? Или хозяин усовершенствовал эту мерзость? Эмма, наконец, нашла время повернуться в сторону громкого тявканья и писка.
Девушка сглотнула. Вот ее она больше никогда не хотела видеть, никогда в своей жизни. Эмма много думала о ней позже и с каждым разом, ей становилось все... темнее. Она надеялась, что ребенок сгинул вместе с Хеллоуином, но она была больше, чем часть той ночи. Теперь рейвенкловка это четко осознала. В ее голове стало совершенно пусто, мысли медленно таяли, уступая место злости и страху. Мантия задымилась с краю, а через секунду на ней начало расходиться пламя. Эмме понадобилось много времени, чтобы осознать, что она горит.
Но девушка не стала сбивать огонь струей воды, она скинула ее и затоптала огонь. Возможно, это было совсем не рационально и требовало больше времени/сил, но пальцы слишком крепко сжимали палочку, готовясь защищаться. Словно руки перестали подчиняться, сам артефакт замер в ожидании, не желая тратить силу на что-то кроме защиты от тьмы.
Под ногами пошли разводы воды, сегодня МакГонагалл сделала правильный выбор, одевшись в маггловскую одежду. Хоть она ее не любила, но джинсы и ботинки - практичнее юбки и туфель. Эмма не двигалась с места, она предпочитала бы остаться всем вместе здесь, а еще лучше стравить между собой ребенка и волка. Драться с одним легче, чем с двумя сразу.
Но девушка с трудом контролировала себя, не позволяя панике завладеть разумом , куда ей было раздавать советы или выкрикивать заклинания. Она нервно на сантиметр мотнула головой в сторону Айры, и, не дожидаясь результата ее чары, прокричала остальным как можно громче, насколько хватило сил. Но крик скорее вышел низким рыком:
- Exortus! Exortus на волка.

+2

49

Скорпиус облизнул вмиг пересохшие губы. Так или иначе, но тварь остановилась. Было ли это следствием совместных магических действий или на неё повлияло что-то другое, сейчас казалось неважным. Сейчас важным казалось то, что волк (Скорпиус всё ещё не был уверен, что эта тварь именно волк, но выдумывать ей другое название не стал) замер и у них появилось время отступить. Это Скорпиус и собирался сделать: уйти в противоположную сторону коридора, уводя за собой мисс Раду. Там где-то стояла Гвен, и там казалось безопасней. По крайней мере, до того времени, как распознал звук, находящийся где-то на периферии его сознания — визгливый раздражающий лай маленькой собачонки.
«Что она делает?!» — Скорпиус бросил взволнованный взгляд на мелкое и несуразное сознание. Ему не пришло в голову, что оно может быть как-то связанно с волком или девочкой, но её лай мог спровоцировать кого угодно на агрессию. Находясь в непосредственной близости рядом с явно опасной и желающей сожрать их всех тварью, юноша замер в нерешительности. Собаку надо было оглушить или заткнуть иным образом, но этого почему-то никто не делал. Умница Гвен почему-то стояла на месте, а Крам зачем-то защищал её от маленькой собачки.
«Что вы делаете?!» — хотел крикнуть Малфой, но чёрная тварь, как ему казалось, была слишком близко. Не понятно, на кого она собиралась нацелиться, и юноша не хотел привлекать к себе её внимание, облегчая, таким образом, выбор.

Он так и стоял в растерянности, когда его накрыл звук — вибрирующий, глубокий, тёмный, пробирающий до костей. Скорпиус не потерял сознание, но от ужаса у него перехватило дыхание. — «Всё кончено», — понимал он, едва-едва справляясь с приступом паники. — «Нам ничего не поможет. Всё повторяется. Мы снова в этом коридоре...» — в смешавшихся мыслях путались события настоящего и прошлого. Даже сейчас тварь, которая собиралась всех их сожрать, пугала его меньше, чем та девочка, и именно от этого на ум приходило схожесть обстоятельств: школьный коридор, невероятные события, апатия и ужас.
— Aequitas, — проговорил Малфой, взмахивая волшебной палочкой. Заклинание сработало не в полную силу, но в тот же миг страх и паника отступили. Облегчения, впрочем, из-за этого Скорпиус не испытал, но без давившего на него воя, ему сразу стало легче думать.
Юноша стремительно огляделся. Он видел огонь, но не совсем понимал, откуда тот появился. Впрочем, эти мысли слишком быстро ушли на задний план, и далеко не потому, что Варвара, до этого мига словно застывшая, начала раздавать команды. Там, с другого конца коридора, с места, которое казалось самым безопасным всего минуту назад, к ним шла девочка. И была она в непосредственной близости к Гвен.
— О, Мерлин, — пробормотал Скорпиус и, недолго думая, рванул к ней. Варвара была куда больше похожа на ту мисс Раду, которую знали все, и не нуждалась в его помощи, а Гвен совершенно не знала, с кем имеет дело. Впрочем, Скорпиус не был уверен, что информированность как-то бы помогла ей. Он уже встречался с этой девочкой, и всё равно не знал, что собирается делать. Светлые и лечебные чары не относились к тому, в чём бы он был мастером, но светлые и лечебные чары сильно ассоциировалось с Доминикой, а это было хорошо.
Перемахнув через тухнувшее от чар Варвары пламя, и фактически врезавшись в толпу, состоявшую из Эммы, Гвен и Крама, он старался думать о своей девушке. Отчитать Крама за идиотизм, а Эмму за то, что она стоит и ничего не делает, можно будет потом. Сейчас ему нельзя было злиться. То, что он собирался сделать, от злости определённо не сработает, сработает неправильно или слабо, но, если получится... Позитивная энергия чар будет светлой.
— Expecto Patronum!

[dice=21296-1:15:2:]

+5

50

Ska-P – Vergüenza

Еще ни разу в жизни Катца не было даже похожей подобной ситуации. Еще ни разу не приходилось ему сталкиваться с разного рода тьмой, подступающей с двух сторон. Еще ни разу он не оказывался старшим волшебником в группе. Мало того, еще ни разу он не находился в хоть сколько-то похожий момент среди учеников. Каждый из этих молодых волшебников имел возможность атаковать. Так или иначе каждый из них был способен сделать хоть что-то, попытаться придумать свой собственный выход из ситуации. Большинство обладало незаурядным умом, и они могли найти такие варианты воздействия, которые действительно сработают. Возможно, даже неожиданно для них самих, но сработают.
Что до самого Эзры Катца, то он видел свою роль совсем иначе. Он помнил самого себя в детстве и так же хорошо помнил свои собственные мысли на счет любого рода боев. В юности он считал, что важнее всего знать способы атаки, потому что если ты атакуешь, защищаться приходится другим. К сожалению, мужчина по собственному опыту мог сказать, что это не так. И потому следующее заклятие, которое он начал творить, которое требовало у него времени, тоже было защитным. Дети и две молодые практикантки наверняка сами попытаются начать какую-то атаку. Тем более, что кто-то из них определенно встречался с этой тьмой. Не то, чтобы Эзра действительно это знал, но отчасти чувствовал, помнил рассказ мисс Раду.
Тибетский волшебник не двигался с места, все так же стоя ближе к волку, но боком к нему: так чтобы видеть передвижение и второй тьмы.
Заклинание требовало предельной концентрации. Экстремальные условия заставлял привлечь на помощь все свои способности, активируя, как особую волшебную силу, волю мага. Ту самую волю, о которой мужчина однажды уже начинал рассказывать на занятиях. И сейчас...
Жуткий вой, проникающий в самую душу, цепкими холодными и острыми когтями вынимающий из груди сердце, заставляющий забыть, кто ты, подчиниться глубокому отчаянию, приходящему извне, ядом льющемуся в уши... он действительно мог очень сильно повредить творимому заклинанию, но... Эзра Катц, уже привычный к жутковатому крику фестралов, и сейчас максимально, насколько возможно в имеющейся ситуации сконцентрировавшийся на заклинании, сумел противопоставить темной магии звука стену своей воли и не сломаться.
Он лишь едва прикрыл глаза, не позволяя себе отрешиться совсем: нужно было следить за перемещением тьмы с обеих сторон. Из-за концентрации он не заметил бурного движения внутри щита до тех пор, пока неподалеку не вспыхнуло пламя. Да, огня внутри щита Эзра как-то совершенно не ожидал, но обратить на него внимание, понять, кто его сделал и не было ли это атакой темной силы, он не мог, понадеявшись на мисс Раду, что она сумеет справиться с огнем.
Сам же волшебник завершил сложное творение чары. В момент, когда неподалеку полыхнуло пламя, он перестал просто стоять, сложив руки горизонтально перед собой. Он плавно развел руки, словно между ними образовывался какой-то магический шар, одновременно с этим он расставил ноги, чтобы устойчивее. Для сотворения этой чары ему требовалось все его тело, начавшее плавные движения, каждое из которых символизировала различного рода блоки, щиты и прикрытия. Начал он плавно, так что особенно мог и не привлекать внимания. Только в момент, когда неожиданно послышался голос маленькой девочки, заглушивший даже рык огромной твари, действия мужчины стали активнее, щиты жестче, и конечная стойка чары была таковой: Эзра стоял ровно, составив ноги вместе, скрещенные в предплечьях руки закрывали лицо запрокинутой головы.
И в ту секунду, когда Айра творила яркое заклинание молнии, он резко опустил и развел руки в стороны, снова обозначая площадь покрытия, наклонил голову и широко раскрыл глаза:
- Momento meus locus verbatim  arcanus! Nolite Irreptare peres ire! - Широко открытые глаза были таким же важным условием заклинания, как и все сказанные Катцем слова. Сложное, комплексное заклятие не просто магически скрывало всех, находящихся за определенной чертой, но и в каком-то смысле делало их "проницаемыми". Если соблюдать определенные правила предосторожности, то даже если тьма двинется на них, их может и не задеть... этот щит нельзя было сломать, потому что щита, как такового не было. Это было нечто другое, но способное позволить не просто выжить, но и действовать.
Перед глазами заплясали шаровыми молниями белые пятна, но Эзра не обратил на это никакого внимания, воспринимая это последствием потраченных на сотворение чары сил. И все же он хорошо чувствовал, что может еще. Но время... времени не было.
- Ближе к стенам! - все, что сказал Эзра, и сам шагнул спиной назад, ближе к стене. Было ясно, что "плохая собака" относилось не к маленькой собачонке. Так девочка назвала волка. И, возможно, это было еще одним шансом...

+5

51

Генри даже почти запыхался. Ну а как иначе? Он вот буквально только что сидел себе в своем уютном кабинете в не менее уютном кресле, положив скрещенные ноги на стол, он закурил сигару, взял в руки стакан с отличнейшим виски... и тут на тебе! Совершенно бесцеремонно в его разум ворвалось одно единственное осознание: в Хогвартсе творится черти что!
Нет, конечно, оповещение гласило о чем-то другом: что-то типа как... в коридоре появились темные силы, спасите-помогите! Ну ладно, не было там никакого "спасите-помогите" - была только сухая констатация факта. Да в любом случае, когда кидаешь оповещающие чары, не придумываешь формулировку - заклинание делает это за тебя. Очень удобно, к слову. И, к тому же не абстрактное "hollo" - вот уж настоящее "спасите-помогите"!
Между тем, когда пришло известие, что в Хогвартсе творится неизвестно что, бравый Коэн чуть не уронил стакан с виски, но... прежде чем навернуться с кресла в попытке быстро встать, он все-таки поставил аккуратно свой стакан. А потом уже предпринял эту свою попытку. И, как полагается навернулся, чтобы потом быстро вскочить, рефлекторно оправить рубашку и рвануть из кабинета, на ходу доставая палочку.
Вот оно, главное неудобство защитных чар Хогвартса - фигня происходит, а трансгрессировать к ней нельзя. Отличная история!
Вообще, конечно, если не считать того, что известие пришло с нижних этажей, а Коэн обитал на восьмом, все было преотлично. Почти.
Как ни странно, но в экстренной ситуации лестницы не стали чинить препятствия паникующему, что все зло проходит мимо него, профессору, и благодушно сложились одна к другой, образовав сплошной лестничный пролет. А там... одно заклинание, которое спасает девичьи спальни, и вот суровый и взрослый мужик весело катится по лестнице вниз, даром что не визжит от восторга.
Так что... спустился на нужный этаж Роберт за считанные секунда. Поднялся, снова отряхнулся и снова рванул, искренне радуясь, что вне работы не ходит в мантии, а то это было бы совершенным кошмаром: еще и в полах собственной одежды запутаться впопыхах.
На середине пути профессора внезапно пробрала дрожь. Жутковатый вой очень настойчиво предложил линять. Ну или достойно ретироваться хоть куда-нибудь. И Коэн даже ненадолго остановился, подумывая испугаться. Но, в конце концов, решил, что это позорно и там могут быть дети, и потом все-таки рванул дальше.
И вот... он заворачивает в искомый коридор и... Роберт встречается нос к носу... а нет, нос к жо... простите, заднице большой черной и наверняка блохастой псины. Вообще сложно сказать, что это за существо, потому что... чернушное-чернушное, каких в природе не бывает. Вообще странная иллюзия: вот шерсть вроде есть, а вроде нет. Занимательно!
Там, перед темной тварью явно что-то творилось, но что именно, понять было невозможно.
Быстро затормозить у Роберта также не получилось, и потому он крайне внезапно для себя оказался в непосредственной близости от этого самого чудовища.
С той стороны доносились какие-то крики, кто-то делал заклинания, потом ярко вспыхнула электричеством молния...
А Генри пока ничего не придумал, кроме как проверить тварь на материальность:
- Воу-воу! Н-на! - и он действительно пнул эту большую черную скотину почти под хвост, а потом очень резво отскочил назад, выставаляя палочку и приготовившись кричать первое щитовое заклинание, которое придет ему в голову.

+5

52

“Хогвартс, Хогвартс, наш любимый Хогвартс
Научи нас хоть чему-нибудь.
Молодых и старых, лысых и косматых...”
- про себя напевал Невилл, выбираясь из статуи Одноглазой ведьмы и мягко спрыгивая на пол. Что профессор забыл в одном из потайных коридоров и как он туда вообще попал? Все просто - возвращался из Хогсмита, благо вбитые на подкорку навыки хит-визарда позволяли незаметно попасть в подсобку “Сладкого Королевства”, а там уже по знакомому туннелю обратно в школу. И, что не мало важно, сразу на третий этаж. К тому же то, что он взрослый мужчина и уже давно окончил школу, не уменьшает его принадлежность к факультету, иногда страдающему небольшой нелогичностью в поступках, потому и спрашивать какого Мерлин декан забыл в тайном ходу - бессмысленно.
“Бр, не люблю я это хождение по этажам” - бросив огорченный взгляд на статую и тяжко вздохнув, Нев быстрым шагом направился к лестничному парапету, - “но, увы и ах, не всё продумали Основатели….”
И как раз в момент, когда размышления одного из деканов перешли с достоинств жены к обсуждению с ней же идеи особых личных порталов для преподавателей, профессора настигло заклинание оповещения, заставившего его буквально остолбенеть. Все-таки у создателя данного заклинания было своеобразное чувство юмора - информация, заключенная в чарах, вклинивалась в мозг, словно профессиональный удар в челюсть боксером-маглом. Ну, или едким замечанием одного всеми известного профессора-зельевара. В итоге, если бы Нев не остановился, то он мог вполне попробовать научиться летать без магии ибо случайно свалиться в таком состоянии через перила - плевое дело.
“Хотя, может это только у меня так” - проскользнула ворчливая мысль, впрочем не мешающая хозяину резко развернуться на каблуках и, попутно выхватывая палочку из чехла, броситься к заклинателю, благо в пакете переданной информации обозначалось его местонахождение.   
Поворот, второй, ровное дыхание, легкое движение палочкой и доведенная до автоматизма цепочка заклинаний: “Aequitas!”- “Squama”. Мысли, бившееся в легкой паранойи и панике тут же успокоились и упорядочились, позволяя своему хозяину критически думать, а легкое покалывание корпуса, и постоянный, но несильный отток магических сил оповестил о сработавшем защитном заклинании. Возможно такая цепочка и расточительна в плане ресурсоемкости, но она не раз спасала профессора в прошлом, потому и использовал её мистер Лонгботтом практически постоянно. Если ситуация того требовала, конечно, и было время на хотя бы минимальную подготовку.
И снова минутный бег, поворот, несколько быстрых шагов и, наконец, Нев выныривает из-за угла, ощетинившись палочкой, будто фехтовальщик шпагой. А открывшаяся его взору картина была... странной, но инстинкты и чувство опасности вмиг завизжали - и это сквозь пелену заклинания беспристрастия! Впереди, спиной к Неву, стояла маленькая девочка в несуразной ночнушке до колен, а русые волосы свисали сосульками, будто их хозяйка долго гуляла на холоде с мокрой головой, от которой веяло странной силой и некоторой хищностью. А рядом с ней, будто в насмешку, трясущийся комок, к которому, если присмотреться, можно узнать небольшую собаку. За маленьким тельцем, немного впереди, виднелись силуэты, окруженные пламенем и едва ощутимым всполохом заклинаний различной силы, да разнокалиберными вспышками.
- Какого… - начал было Нев, заметив сверкнувшую молнию, но резкий голос одного из силуэтов прервал фразу ещё в самом её начале.
- Ближе к стенам! - и декан рефлекторно отпрыгнул чуть в бок и вперед, ближе к стене, почти сравнявшись с непонятной парочкой. Впрочем, взгляд тут же зацепился за сгусток темноты, так похожий на оскалившегося волка.
“Что. Здесь. Твориться?” - мозг отчаянно требовал хотя бы небольшой добавки информации, а правая ладонь ещё сильнее сдавила волшебную палочку, направляя её то на странную девочку с собачкой, то на волка.

Отредактировано Neville Longbottom (2015-01-14 09:45:48)

+2

53

Чувство дежавю. Вот что испытала Айлин Сафи, когда стала пересекать пространства. С быстротой пулементой очереди одно за другим происходили события в коридоре. И коридор, и сгусток тьмы, набирающий сил и обретающий форму волка; и само угольно-черное, словно догоревшее пожарище с тлеющими искрами глаз, чудовище; и подступивший к горлу ком отчаяния и страха, после того как, обретшее четкий силуэт существо, завыло. Все это с ней уже было. Интерн не замечала деталей, уже не видела коридора, не помнила, как и зачем оказалась в нем. Все исчезло, даже способность двигаться, говорить, мыслить. Был только тоскливый холод, и вой, и зверь с горящими глазами.
Стенания волка прекратились, но лишь глаза девушки обрели подвижность. Мысли с трудом пытались сформироваться в решения. Иранка оглядела всех вокруг нее. Побледневшая и напуганная (возможно ли это?) Айра, студенты, посылающее в темную тварь заклинания. Эзра Катц, подставивший незащищенную спину монстру. Их всех ей отчаянно захотелось защитить, сделать хоть что-нибудь, но ноги упрямо приросли к полу, рука не дотягивалась до собственной волшебной палочки.
Рядом поползло кольцо огня, от творимого посохом Крамом заклятия. Разросшись, пламя оказалось у самых ног практикантки, угрожая опалить ее. Один из языков лизнул тыльную сторону ее ладони. Ощущение реальной боли включило остальные чувства, а главное, мысли волшебницы. Обретя способность шевелиться, Айлин увеличила расстояния между ней и огнем, выхватила палочку, но замешкалась, разрываемая сумбурным ходом мыслей и восприятия, не зная, что выбрать: гасить огонь или защищать. Раду сама быстрее приняла решение, оставив коллеге один вариант.
- Felin...
Айлин не договорила.
Снова Она. Эта девочка. И опять: был уже и коридор, и старая ночнушка, и потусторонний голос девочки, суливший одни беды. Сафи не могла поверить в это, просто не хотела. Как этот дьявольский ребенок, игры которого могли уже однажды стоить жизни нескольким присутствующим и сегодня, вновь оказался здесь, именно сегодня, сейчас?! Как она связана с этим проклятым волком, которого Айлин так надеялась больше никогда не увидеть и не испытать на себе этого полного голодной ярости взгляда?!
Визг крохотной собачонки по другую сторону коридора, которую иранка до сих пор просто не замечала вопреки всему, утих. Взгляд девушки был прикован к фигуре в белом одеянии. Она снова не могла ничего сделать. Тогда восточная чародейка тоже не смогла никого защитить. Неужели будут жертвы и теперь?..
Четкий и ясный, как луч прожектора в ночи, голос Катца, создавшего новую чару и приказавшего всем отойти к стенам, вывел Сафи из этого ненавистного ею состояния полубреда-полусна. В секунду очнувшись, она вытянула руку и теперь уже наложила заклинание: - Felinis! Оно простерлось невидимой другим дугообразной чертой в направлении чертовой девочки, которую практикантка хотела убрать, уничтожить, сделать хоть что-то, чтобы она ушла. Но прежде Айлин должна была защитить от нее остальных, студентов, чтобы никто больше не пострадал. Не сейчас. Не в этот раз. Больше никто.
Дабы усилить стойкость линии чары, которую Сафи видела как металлическую дугу, девушка послала ей вдогонку еще одну.
- Inaccessibilis.

[dice=38720-1:20:2:установка дополнительного барьера]

+2

54

Ничего особо не предвещало беды. Спокойный и размеренный день, что уже подходил к своему логического завершению, достигнув вечернего времени. День после окончания восстановления от очередного полнолуния, прошедшего двадцать седьмого ноября. Конечно, небольшие остатки слабости еще присутствовали, но они уже были почти незаметны, особенно на фоне того, что творилось с организмом в первые дни. И уж точно не шло ни в какое сравнение с тем, как маг чувствовал себя впервые после превращения из волка в человека.
Чернобород неторопливо шел к замку от домика лесничего, которому помогал с поиском ели для медленно, но уверенно приближающегося праздника. Ведь это только кажется, что еще до торжества большая часть месяца, но так можно думать лишь тем, кто не серьезно озабочен торжественностью всего действа. Персонал школы же о таком думал, ибо праздник должен был быть действительно таковым. И к счастью в этом году поиски нужного древа прошли достаточно быстро и успешно. Не то чтоб в лесу было сложно найти ель, но вот отыскать действительно громадное древо - это уже не простая задача, ибо для поиска приходилось забредать довольно далеко.
Но, как бы там не было, нужная хвойная красавица нашлась. Мужчины запомнили где она и договорились о дне срубки и переноса ее в замок. Потом прошли в домик лесничего, выпили по чарке парного молочка с плюшками и разбрелись по своим делам. Лесничему надо было проведать кентавров, а Рамси, как было сказано в самом начале, побрел к замку.
Оповещение о беде профессор получил аккурат когда входил в  школу через центральный фход. Несколько секунд он был в полном ступоре, так что даже нога при шаге не была до конца опущена на пол и если бы он еще некоторое время так простоял, то в теории мог и упасть. Шотландец совершенно не ждал того, что кто-то столь нагло попробует нарушить его личное пространство - собственную голову. Но потом к нему пришло осознание случившегося. Ну, как осознание... Понятно Рамси было только то, что надо было идти на помощь, что случилась беда, а вот что именно он естественно не знал.
Не медля ни секунды он помчался к указанному посланием месту, делая это весьма громко, что вполне ожидаемо с обутыми гриндерами, да еще и с металлическими вставками. Когда же до коридора оставалось совсем немного, волшебник на ходу запустил одну руку в волосы, а затем выставил ее пред собой с волшебной палочкой, которую достал из-за уха. Поворот, еще один, а вот и нужный коридор с предстающей глазам эпичнейшей картиной из вспышек, заклинаний и много чего еще.
- Какого хера?.. - сорвалось с легким рыком с губ маггловеда. Впрочем, вопрос был скорее риторическим и даже он, человек с далеко не всегда работающей как надо соображалкой, понимал это. Ответа никто не даст, во всяком случае пока все творившееся безобразие не прекратится.
Когда прозвучал возглас о том, что нужно быть ближе к стенам, рыжеволосый чародей рефлекторно пристроился к правой от себя стенке, только сейчас обратив внимание на странную девочку с собачкой, что в силу малого размера были прежде проигнорированы. Конечно, он и понятия не имел кто они, как и не ведал про природу черного волка с другой стороны коридора. Было лишь чувство опасности, что смешивалось с готовностью к обороне дремавшего где-то внутри шотландца зверя. Просто ощущение, ничего более, но легче от этого не было.
Миг и он машинально втянул ноздрями воздух, попытавшись уловить запах девочки. Веры в успех сего действа особо не было, как и понимания на кой черт он ее нюхает, но все же он это делал. И кто знает к чему бы это могло привести. Может аромат выудил бы из омута памяти воспоминание о ком-то или чем-то, что прояснило бы ситуацию. А может и просто сам запах отпечатался бы в памяти и он смог бы в будущем определять попахивает ли рядом девочкой или нет. А может он и ничего бы не почуял, кто знает...

[dice=23232-1:20:0:Успешность занюхивания девочки]

0

55

На противный визгливый лай за своей спиной, который был бы ужасно раздражающим в обычной ситуации, сейчас Пенелопа не обратила ни малейшего внимания: лает мелкая псина египтянина, ну и пусть. Гораздо больше её интересовал сотканный из черноты волк, на которого Пенни и смотрела через невидимые - не считая лёгкого, практически неуловимого перелива - глазу щиты, брошенные в ту сторону парнями. Всю суету вокруг, заключающуюся в основном в перемещениях болгарина, игнорирует, лихорадочно перебирая все известные ей защитные и боевые заклинания, которые только можно применить для победы над созданием, одновременно не имеющем плоти, что можно поразить, но имеющим очевидно более чем материальные зубы.
Всё последующее поведение волка девушка списала именно на действия брошенных заклинаний: хотя они и не нанесли никакого видимого вреда, решительные действия волшебников очевидно напугали тварь. Пусть всего и на мгновение. Этого секундного замешательства хватило для того, чтобы профессор Катц закрыл всех присутсвующих мощным щитом - усиленной версией того, что бросал в коридор Малфой. И хотя заклинание слизеринца не смогло остановить быстрый и решительный бег существа, щит преподавателя сработал намного лучше. Тёмный волк врезался в стену всем телом, но был отброшен назад.
И тогда раздался вой. Правильнее всего было охарактеризовать его как жуткий. Пенни чудилось в нём обещание добраться до всех них, словно волк уверен, что щит долго не простоит. Однако что может понимать глупое животное, пусть даже и сделанное явно не из крови и мяса, а из самой Тьмы? Тем более, что скоро обязательно придут остальные учителя. Взрослые и сильные волшебники, они просто размажут волка по стенам, а они пока тут подождут, в безопасности. Уверенность Пенелопы в этом настолько сильна, что девушка с облегчением опускает палочку и отворачивается от волка, наконец осматривая всех, кто оказался заперт вместе  с ней в защитной сфере.
Остальные выглядят куда более напуганными. У мисс Сафи не получает произнести заклинание, Скорпиус замер, как вкопанный, брюнет с Райвенкло и вовсе валяется на каменном полу. Какая-то часть Пенни велит ей подойти к парню и привести его в чувство, однако девушка так и не двигается с места. Потому что Крам, кажется, и вовсе сошёл с ума. Теперь ясно, что он кинулся защищать старшекурсницу со Слизерина от - подумать только! - маленькой собачки, невесть как оказавшейся в этом коридоре. Эта собачка выглядела порядком напуганной, стоя в типичной трусливой позе: хвост поджала, сгорбилась, дрожит, как осиновый лист на ветру. Пенелопе хотелось бы согреть беднягу, покормить, но уж точно не тыкать в неё палочкой и отгораживаться огненным кольцом. Идиот! Волк - вот кто здесь опасен!
Ну и как-то столь явная попытка защитить одну лишь девушку выглядит некрасиво... Словно остальных и не жалко. Хотя пострадать, подобно собаке египтянина, Пенелопе вовсе не хотелось.
В общем, пока Пенни стоит, удивленная и возмущённая действиями Рене, около маленькой испуганной собаки появляется девочка, райвенкловец успевает очухаться, а мисс Раду погасить огненное кольцо и зачем-то одёрнуть Крама, заговорившего с ребёнком.
Мозг стопорится от поступающей информации. Чем эта девочка может быть опасна? И как она может быть опаснее твари, притаившейся по ту сторону коридора? Это просто невозможно! И если действия Скорпиуса Пенелопа охотно бы списала на то же сумасшествие, что поразило Крама, то вот к словам мисс Раду, которая всё же интерн, она не могла не прислушаться. Тем более, что вид ребёнка - тонкая ночнушка посреди зимы, засаленные волосы, холодный взгляд - не предвещал ничего хорошего. А самое главное - её голос. Фраза, которая звучит так по-детски, слёгкостью заглушила рычание волка, к кторому Пенни по-прежнему была ближе, чем к девочке и её? питомцу.
- Да какого хера тут происходит?! - отчаянно вопрошает воздух она, сама того не зная повторяя вопросы появившихся за спиной странного, устрашающего ребёнка. Голосов взрослых мужчин она, в отличии от слов девочек, даже не услышала в общей суматохе из рыка, заклинаний интерна и МакГонагалл и приказа отойти к стене. Для исполнения последнего ей нужно было сделать лишь шаг, назад к своей сумке и вылишимся из флакона кроваво-красным чернилам.
Девушка продолжает убеждать себя, что они в безопасности. Уж столько-то преподавателей справятся. Тем более, что мисс Раду выглядит такой уверенной, знающей, что делать. Под её руководством они уж точно уделают волка. И уйдут по коридору подальше от жуткой девочки.
А пока за щитом они в безопасности. Чары мистера Катца - судя по позе и словам, он сотворил что-то действительно мощное - защитят их. Но не защитят профессора УМС, который стоит вне их спасительного круга с палочкой наизготове.
Это было глупо. Глубо отвешивать пинка твари из Тьмы, словно это  шавка подзаборная.
И ещё глупее рассчитывать, что пятикурсница может хоть как-то помочь взрослым. Хотя, в сущности, она же не настолько младше той же МакГонагалл! И вполне может внести свой вклад. Она знает целую кучу заклинаний, связанных со светом и молниями. Gemino, Shaft, Via Ingis - эти названия она видела в книгах, но все они слишком сложны. Пенелопа не из тех, кто склонен преувеличивать свои силы, скорее наоборот. А потому даже и не пытается применить хоть что-нибудь из этого. Лучше хорошо сделать то, что тебе по плечу, чем плохо что-то более сильное.
Поэтому на помощь профессору, столь храбро и безрассудно отвлекший внимание на себя - удивительно, что он вообще учился в своё время на её факультете, а не на Гриффиндоре! - она посылает простую, известную каждому первокурснику, и уж точно связанную со светом не меньше, чем посланная мисс Раду молния, чару:
- Incendio! - палочка вычерчивает необходимый жест и в конце, как и несолкьо минут назад, указывает на волка.
[dice=11616-1:15:3:Incendio на волка]

+1

56

Трудно было сказать, которая из чар сработала, их ли, или Катца, (его Доусэр снова увидел только когда опасность перестала стремительно надвигаться) но факт был налицо – волк остановился. К моменту атаки группа студентов несколько разбрелась по коридору, и сейчас Джон стоял, наверное, дальше всех от опасности. И пока чисто инстинктивно не возникало желания двигаться ей навстречу.
Однако спокойная пауза была недолгой. Прямо позади него неожиданно раздался писклявый лай, Джон, еще державший на всякий случай боевую стойку, даже вздрогнул от неожиданности. Фоном промелькнула мысль о том, что пес Ру не сзади, а где-то впереди… Резко обернувшись, он увидел маленькую собачонку, пританцовывающую на задних лапках, и лаявшую, без сомнения, на волка. Откуда она тут взялась и не появится ли вслед за ней еще кто-то, например ее хозяин, было пока непонятно, но то, что Крам тут же метнулся прикрывать собой от мелкой псины старосту Слизерина ввергло Джона в замешательство. Кажется волк-то был пострашнее этой верещащей идиотины, рисковавшей еще сильнее разозлить его… Хотя, если зверь кинется за шавкой – он может, увлекшись, пробежать мимо них. Джон перевел взгляд на волка, снова поднимая палочку, но как раз в этот момент тот издал звук наподобие воя, утробного воя вперемешку с рычанием. От которого у Джона, казалось, заложило уши… Понимая, что делает что-то совсем неправильное, что остается безоружным, парень машинально закрыл уши руками, тряхнув головой. Сам звук был неприятным, но не слишком, хуже было то, что он словно проникал в голову, в тело, заполняя разум ощущением паники и заставляя хватать ртом воздух. Прежде с ним никогда не случалось таких панических атак, бывало всякое – испуг, ярость, замешательство, но настолько оглушающего чувства от чего-то постороннего он еще не испытывал. «Только не сейчас…» Не время было пробовать новое. Судорожно выдохнув, Джон успел увидеть, как волк кидается в их сторону, но пока не может сломать щиты. Сколько они еще так продержатся? Эта мысль окончательно выбила из сознания панику, хотя дыхание выровняла не сразу. И все же много времени было потеряно. Использовать какие-то чары для успокоения Джону просто не пришло в голову, он пытался придумать, каким еще щитом в случае чего защитить себя и еще кого повезет…
- Какая плохая собака, - от этого голоса, совсем рядом с ним, мурашки прошлись по спине. Голос не принадлежал никому из студентов или интернов, он был совсем детский. Повернув голову, Доусэр увидел рядом с истеричной собачонкой, к тому моменту уже поджавшей хвост, очевидно, ее хозяйку… Но что здесь делал этот ребенок? Вариант, что это одна из первокурсниц, вышедшая в приступе лунатизма из спальни в ночнушке и совершенно случайно забредшая к ним, отметался, стоило глянуть ей в глаза… Они были какими-то странными, ненормальными, не человеческими. Крик Раду заставил Джона, чуть было на первых порах не шагнувшего к девочке, наоборот отпрянуть. «Светлые и лечебные?» Джон уже не думал, что отступить в сторону волка такая уж плохая идея, и пытался вспомнить что-то кроме Люмуса, не совсем светлого, но хотя бы света, как вдруг в нескольких шагах от него вспыхнул пол…
- Твою мать, Крам! - вскрикнул, отпрыгивая в сторону и сбивая залезшее было на полу мантии пламя, Доусэр. Все давно шло не по плану, но буквально за несколько секунд превратилось в полную неразбериху благодаря этому огненному залпу. Джон слышал крик Макса, видел, как метнулся несчастный пес, которого неслабо поджарило, а на нем самом чуть не вспыхнула одежда… Такими темпами они сами друг друга покалечат, особенно если будут швыряться тем, что не контролируют. Джон давно уже не мог уследить за тем, что происходило в стороне Катца, он вообще теперь мало что видел, хотя успел заметить появившегося с его конца коридора декана Гриффиндора…
- Ближе к стенам!
- Dormio! – бросил Доусэр в сторону девочки единственное, что вспомнил из медицинской магии, пусть и не совсем лечебной, делая шаг к стене хотя бы с середины коридора. Он слышал, что Малфой позади него пытался создать патронуса, наверное – лучше и не придумаешь, но вот получится ли?

[dice=23232-1:15:0:усыпляющее на девочку]

+1

57

- В ту тварь… - повторила слизеринка, подтверждая для себя, что черная собачка и правда не то, чем кажется. Правда вот не слишком понимала формулировку Крама: как будто бы «та черная тварь» ну совсем никакой угрозы не представляет. Но отпустить по этому поводу ехидный комментарий девушка не успела, потому что в сознание врезался отвратительный, вселяющий панику и ужас звук. Вой? В общем-то, было не слишком важно. Только вышедшая из оцепенения и, в принципе, готовая хотя бы адекватно мыслить, Гвен вновь накрыло состояние ледяного ужаса.
В следующий момент, девушка вскрикнула, потому что непонятно откуда взявшийся огненный круг, подпалил ей не только мантию, но и ноги. Или ей так показалось из-за волны горячего воздуха? Он не разобрала, но скорее рефлекторно попятилась от огня к стене. Где-то взвизгнул Сет, которого под действием воя, Нотт не успела сообразить поднять на руке. Сейчас ей казалось, что лучше вообще отключиться и просто ничего не видеть, не слышать и не чувствовать. 
Гендолин Нотт растерзала бы Крама на месте за то, что он сделал. Вот только ей сейчас было не до того. Да и ей было все равно, что болгарин просит прощения. Какая разница, если их всех все равно скоро сожрут, борьба тщетна, а убежать некуда.
Подлечить пса? Знает ли чары? Даже если да, то сейчас ими пользоваться точно не сможет. Она голос Малфоя-то узнала не сразу. Или дело было в том, что он произносил…совершенно несвойственное для себя заклинание. И он был где-то совсем рядом. А возможно, это ее воображение сыграло такую шутку просто потому, что сейчас ей этого очень хотелось: чтобы на месте Крама оказался именно Скорпиус, потому что его присутствие рядом всегда вселяло уверенность, которой так не хватало.
Гвен несколько путалась в происходящем. Вроде, кто-то из преподавателей крикнул, что надо держаться ближе к стенам, но она итак уже отступила.

0

58

http://se.uploads.ru/FvBR1.jpg
После таких неумелых боевых чар и щитов, которые в итоге трещали по швам, волк был настроен решительно на "пообедать детками". Именно в этот момент пал последний "гарнизон" между им и жителями Хогвартса, но перед тем, голос девочки донесся до разума монстра. Голос, который он воспринял как большее сопротивление, чем все эти мелкие людишки, ведь они были только жертвами, а малышка на том конце коридора ощущалась волком, как соперница, покушающаяся на его добычу.
Монстр зарычал, готовый кинуться в миг через толпу, чтобы доказать этой "девчушке" кто здесь главный, но в тот момент яркая вспышка озарила коридор. Молния, созданная интерном достигла своей цели и отбросила его в сторону, на какое-то небольшое время волк был дезориентирован, что дало одному из взрослых, находящихся в коридоре время. Также перед этим Айре Раду удалось потушить все пламя, которое сотворил болгарин.
Магия же, созданная Эзрой вышла и не то чтобы полностью защитили всех от темны сил, но когда монстр поднялся на лапы, злобно рыча, волшебников он уже не замечал. Все его внимание было обращено к девочке.
Пожалуй, самыми защищенными в этой толпе оказались Малфой, Нотт и Крам из-за заклинания, которое применил первый. Вопреки всем общим ожиданиям, Скорпиус не был настолько темным волшебником, чтобы Патронус у него не получился вовсе. Небольшое облачко, красиво вспыхнувшее, появилось на конце его палочки, а после зависло рядом, защищая его и рядом находящихся от ментальных чар. Поэтому вой волка, раздавшийся в следующий миг на них никак не действовал.
Темная-темная сила была зла. Так что пинок Генри бы совершенно не помехой для жетоглазого. Нога профессора погрязла в тьме, и волк большим хвостом отмахнулся от Коэна, как отгоняет надоедливых мух корова. Заклинание хаффлпаффовской толстушки тоже не было проблемой для монстра, он словно на показ, проглотил появившуюся у его морды вспышку, злобно оскалившись, так что слюна вновь стала стекать на пол с его пасти, черными, мерзкими, вязкими каплями. И он сделал шаг вперед, не смотря сейчас ни на кого, кроме темной девочки, что так ужасно вторглась на его пир. Волк не замечал всей толпы, что находилась сейчас в коридоре, ведь кроме столь активных юных и не очень волшебников, были и те, кто испугался и прятался за спинами товарищей, сейчас вжимаясь в стены. Одна девчушка и вовсе чуть не расплакалась, думая о том что ни за что на свете больше не пройдет по этому коридору. Другого же мальчика пришлось силком оттащить к стенке, ведь он упал в обморок от жуткого воя, а может и просто от страха. Иные же предпочитали молиться всем мыслим и немыслимым богам, ища в этом спасения. Те же, кто были смелее и сильнее, обеспечивали хотя бы временную безопасность прочим. У Сафи, практикантки "надоедливой мухи", получилось усилить волшебство, созданное Катцем, так что ни одно из детей больше не было видно монстрам.

НРПГ

И снова кидаем 1 куб, 20 граней на устойчивость к вою (Малфой, Нотт и Крам могут этого не делать). Очень скоро будет пост от второго мастера, остальные реакции на ваши действия будут там.

+1

59

Бенджамин любил тишину и спокойствие. Особенно, когда он писал очередную работу по  трансфигурации энергий. Но сегодня был не его день, мало того, что он проснулся из-за очередного приступа головной боли, так еще и призывающее заклинание от кого-то из профессоров. И этот последний фактор очень беспокоил Бенджамина. Захватив с собой парочку зелий и любимейший совой кинжал из серебра, Бенджамин резвой антилопой поскакал к зовущему профессору.
Поднимался из подвалов Блишвик долго и, как следствие, пришел к самому интересному. Огромное количество собак, две из которых были вполне нормальными, а вот третья была очень опасной. И странной. Что могла делать здесь это тварь? Это было что-то очень темное и противное. И эта противная тварь открывала пасть, только Бенджамин ничего не слышал, вот то есть совершенно. Ни единого звука из пасти этой мерзости Блишвику услышать не удалось, но он не расстроился. Больше его волновало количество охранных чар на квадратный метр. И маленькая девочка, которая спокойненько смотрела на эту тварюжку... И это было еще опасней. Блишвик мог бы объединившись с силами других профессоров попробовать отослать это куда-нибудь подальше. Но чего нет, того нет. Профессору был виден только удаляющийся зад животинки.
Прислонившись к стене профессор выдохнул. Ждать, что псина вдруг исчезнет от одного появления Бенджамина не приходилось. А вот посмотреть на то, что станет с этими двумя темными существами было интересно. Но вот только студентов нужно было как-то обезопасить, ведь чары не всегда могли остановить подобных... эмм... существ.

0

60

http://se.uploads.ru/GZAve.jpghttp://sf.uploads.ru/EqaBc.png

Девочка стояла, не двигаясь. Что ей? Какой смысл совершать лишние движения, если, по сути, ты... впрочем, это  совершенно не важно. Она пришла сюда просто на запах. Запах магии, если так можно говорить об этом. Два коридора были раскрашены новой и необычной магией, которая не показалась девочке знакомой. Простой интерес... просто всего лишь интерес.
Собачка наблюдала толпу людей, в основном детей, половина из которых уже были в ужасе и ступоре от проблемы, которая появилась раньше. Однако... через несколько секунд, после яркой вспышки, направленной в противоположную от девочки сторону, люди... пропали? Да, наверное... но, впрочем, они вряд ли куда-то денутся.
Еще до того, как они пропали, юноша, от которого дышало огнем, что-то говорил, видимо, обращаясь к ней, но она удостоила его лишь равнодушным и тяжелым взглядом усталых глаз.
А потом они пропали. Где-то сбоку раздался сначала один возглас, потом второй. Маленькая собачка, стоящая рядом с девочкой, обернулась к оказавшимся рядом преподавателям и зарычала, перепрыгивая на всех четырех лапах, периодически обращая морду то к Невиллу, то к Рамси.
А девочка... для шотландца не пахла так, как пахнут обычно девочки. Вернее будет сказать, что она не пахла ничем. И, опять же, она не обратила на него никакого внимания.
Теперь она смотрела на волка, который точно так же смотрел на нее.
- Очень плохая собака, - проговорила девочка снова и сделала шаг вперед, - никакого угощения сегодня.
Она разговаривала с волком так, словно он был ее домашним питомцем. А потом сделала еще один шаг вперед, в коридор, навстречу волку. И явно в сон ее не клонило, да и на вой волка она нисколько не среагировала.

Сет, обожженный и теперь еще и окончательно испуганный, заскулил и попытался прижаться к ноге Нотт, но заскулил громче и просто остался стоять, поджав хвост и понимая, что бежать нельзя, да и некуда.

0


Вы здесь » Хогвартс: взрослые игры » Архив завершенных эпизодов » Другая магия. Дополнительное занятие


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC